Страницы: 1 2

Лимфома доктора Буркита

Доктор Буркит, посланный в конце войны военными властями в Африку, остался там и проработал врачом в Уганде еще много лет. Он столкнулся там с неизлечимой злокачественной болезнью детей, похожей на лейкемию, которая проявлялась опухолями челюстей, почек и брюшной полости. Врач посвятил исследованиям много лет, пока не выяснил, что это раковое заболевание лимфоретикулярной системы. С тех пор оно называется «лимфомой Буркита». Эта болезнь, такая распространенная в Уганде, была почти неизвестна в Южной Африке.

Чтобы составить карту распространения болезни, доктор Буркит проехал на автомобиле 15 тыс. км по Африке. И обнаружил, что лимфомой заболевают только там, где температура никогда не опускается ниже 15°С, а осадки не превышают 75 мм в год. Он пришел к выводу, что вирус, вызывающий этот вид рака, вероятнее всего, переносится каким-то насекомым, которое живет только при такой температуре и таком количестве осадков. За это открытие доктор Буркит получил наивысшую награду, присуждаемую в Соединенных Штатах Америки в области медицины. Но он не ограничился только исследованиями заболевания, а предложил химическое средство, которое позволяет замедлить развитие этой болезни. Открытие и награда принесли доктору Буркиту широкую известность, в то время как открытие доктора Клива осталось без внимания.



В 1966 г. доктор Буркит вернулся в Англию и совершенно случайно, у общих знакомых, встретился с доктором Кливом. Тот поделился с ним своими философско-практическими исследованиями, и врачи начали вместе размышлять над тем, почему африканское население не страдает или почти не страдает теми болезнями, которые фатальным образом сказываются на жителях высокоразвитых промышленных стран.

Будучи в Африке, доктор Буркит создал, в основном среди врачей-миссионеров, нечто вроде сети сотрудников-корреспондентов, которые посылали ему результаты своих наблюдений еще при изучении лимфомы. Сейчас эти контакты были возобновлены. Анкеты составлялись так, чтобы получить ответы на вопросы, поставленные доктором Кливом. А именно: действительно ли питание оказывает такое огромное влияние на здоровье, как предполагается? Часто ли в Африке проявляются такие болезни, как аппендицит, заворот кишок, язва желудка, полипы, геморрой и т. п.? Буркит собирал также дополнительную информацию из различных больниц Индии и Соединенных Штатов Америки. За 5 лет были получены данные из 200 больниц 20 государств. Вывод был ясен: все болезни нашего времени — «болезни цивилизации»— необыкновенно редко возникают среди населения еще не развитых промышленно стран, сохраняющих старые традиции и привычки в питании.

К примеру, в находящейся на юге Африки больнице на 2500 коек в течение 13 лет было зарегистрировано только 3 больных с опухолями кишечника. В сельских районах Восточной Африки рак прямой кишки составляет 1,1 % всех случаев заболеваний раком, в то время как в Западной Европе — почти 15 %. Diverticulosis (заворот) кишок, которым страдает каждый пятый житель Соединенных Штатов Америки после 40 лет, почти неизвестен в Африке. В 25 опрошенных африканских больницах операции аппендицита проводились не чаще 3 раз в год. Четыре хирурга, работающие в этих больницах, не оперировали аппендицит уже 30, 28, 18 и 17 лет. Что еще более интересно: с распространением среди местных жителей европейских привычек в питании сразу увеличилось число «воспалений слепой кишки» (аппендицит). В Уганде с 1952 по 1969 г. таких случаев стало в 20 раз больше (данные из больницы Мули в Кампале). В одном из госпиталей в Гане число их возросло с 10 в год в 40-х годах до 145 в 1965 г. Среди негритянского населения в Новом Орлеане (Соединенные Штаты Америки) случаев аппендицита в 1930 г. было в 4 раза меньше, чем среди белого населения, но в 1950 г. — уже только в 2 раза.

Заболевания, вызванные Bacterium coli, почти не встречались перед войной у японцев. Но с тех пор, как постепенно начали проникать к ним американские привычки в питании, эти болезни появились. Эмигрировавшие на Гавайи и в Калифорнию в течение одного поколения начинают болеть болезнями, которыми страдают местные жители.