Сексуальная культура и половое воспитание

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Г. С. Васильченко на основе анализа более 1000 историй болезни мужчин, страдавших сексуальными нарушениями, показал, что менее чем за 8 лет каждый из них побывал в среднем у 5 врачей различных специальностей. И лишь после этого пациенты оказывались у профессионально подготовленного сексолога. Отметим, что при супружеском взаимопонимании положительные результаты лечения удается достичь у 80—90 процентов обратившихся за помощью.

Видимо, глубже и целенаправленнее надо изучать психофизиологию женщин. Применительно к ним сексология пока что несовершенна. Возможно, это связано с тем, что исследованием проблемы в основном занимались мужчины. Как, впрочем, и психологией женщин. По данным американских врачей и социологов, качество и продуктивность работы зависят от половой жизни у 70 процентов обследованных женщин и 28 процентов мужчин. Некоторые психиатры заговорили о новой стороне сексуальной проблемы — повышенной половой потребности женщины, которую современный мужчина не в силах удовлетворить. Судя по литературе, число фригидных женщин растет, причем нередко это вменяют в вину мужчинам. За последние десятилетия появились малолестные высказывания о новом слабом поле, об «и. о. мужчин» и т. п.

А. В. Гулыга (1979) в статье под примечательным названием «Конец „двойной морали"» пишет: «Век науки и техники уравнял женщину с мужчиной в правах на любовное наслаждение, расширил возрастные границы ... Стремление женщины к равному партнерству, наталкиваясь на пассивность мужчины, остается неудовлетворенным. Это вынуждает женщину к активности».

Впрочем, так ли это?

По преданию, у царя Соломона было в гареме 700 жен, а у негритянского короля в Лоанго — 7000. Великий князь Владимир имел 800 наложниц. Кто их пересчитывал? Но зато Монтень в «Опытах» уже в XVI веке, говоря о женщинах, обращал внимание мужчин: «Они ненасытней и пламенней нас в любовных утехах, — тут и сравнивать нечего!»

Так, может быть, дело не столько в феминизации мужчины, сколько в маскулинизации женщины? Может быть, ее экономическая независимость, большая светскость и терпимость общества, отделение, благодаря эффективным противозачаточным средствам, любви от деторождения привели к тому, что веками подавляемая женская сексуальность и активность просто вырвались, как дух из бутылки? Ответить на все эти вопросы, судя по литературе, пока что ни психологи, ни физиологи, ни сексологи не могут.

Было бы грубой ошибкой сводить всю проблему семейных отношений к сексуальной жизни. Встречаются люди, о которых грубовато, но справедливо сказано: спать есть с кем, просыпаться не с кем... Прочность семейной жизни не может определяться только характером интимной связи. Едва ли можно недооценивать важность духовной, интеллектуальной близости, общности интересов, условий быта и многих других факторов. Небезынтересна концепция о пяти брачных факторах, позволяющая с известной долей вероятности судить о прогнозе семейных отношений (Г. С. Васильченко, Ю. А. Решетняк, 1978). Речь идет о следующих факторах: физический — внешность, особенно лицо, тембр голоса, манеры, запах, присущий данному человеку; материальный — часто зависящий от реализации ожиданий и требований к партнеру; культурный — определяющийся интеллектуальными запросами и их соответствием у супругов; сексуальный — соотношение потребностей и их удовлетворение с поправкой на здоровье и возраст; психологический — считающийся ведущим, на котором нередко фокусируются все предыдущие.