Только в союзе, совместными усилиями

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Любой лечебный процесс, конечно, в первую очередь при острых заболеваниях, будь то соматические или психические, включает в себя использование прежде всего различных медикаментозных средств, применение оперативных вмешательств либо других мероприятий, направленных на ликвидацию, подавление или уменьшение действия тех причин, что вызвали заболевание. Эта сторона лечебного процесса является важнейшей при подавляющем большинстве патологических состояний. Если у человека развился острый аппендицит, то единственным правильным и адекватным методом лечения будет операция. Если он заболел воспалением легких — надо срочно назначать антибиотики, а когда у него появилась сердечная недостаточность, отеки на ногах и одышка — следует начать с препаратов наперстянки, мочегонных средств и т. д.

Но уже при многих хронических соматических заболеваниях возможно определенное смещение акцентов, и тогда важнейшее значение начинают приобретать другие, так называемые психотерапевтические, методы лечения, то есть воздействие на психическую сферу заболевшего. Известно, например, что именно благодаря влиянию на психику больного авторитета знаменитости такие русские терапевты, как С. П. Боткин, Г. А. Захарьин, добивались разительного эффекта, применяя самые обычные методы лечения, которые, увы, далеко не так успешно срабатывали в руках других врачей, лечивших этих же больных.

Скажем по секрету, что в медицине существует такое понятие, как «плацебо-эффект», когда, применяя совершенно индифферентное средство, например порошок соды, но соответствующим образом разрекламировав его, можно порой добиться у многих больных значительного улучшения их состояния.

Не подобными ли механизмами внушения и самовнушения можно объяснить те, казалось бы, парадоксальные случаи, когда одно и то же средство оказывало огромное воздействие, пока его было трудно доставать в аптеках, а затем, когда оно стало общедоступным, его эффективность резко снижалась. Все это свидетельства важнейшей роли нашей психической сферы в организации самого процесса выздоровления.

Конечно, наиболее выраженный эффект от психотерапевтических мероприятий наблюдается во всех тех случаях, когда соматическое заболевание имеет хронический характер и в нем уже значительно переплелись чисто биологические, психогенные, а также и социальные факторы или когда оно принадлежит к группе психосоматических болезней (не говоря уже о неврозах). Но, как показывает опыт, и при всех тех острых заболеваниях, о которых мы говорили выше, нельзя считать ненужными и бесполезными психотерапию и психопрофилактику. Хотя они при этих состояниях находятся на втором плане лечебного процесса, важность их несомненна.

Возьмем хотя бы тот же острый аппендицит: нередко многое в судьбе больного зависит от того, как ему будет преподнесено сообщение о необходимости срочной операции. Ведь иногда больного может напугать уже одно упоминание об операции, а если у него нет еще к тому же резко выраженных субъективных ощущений (болей, рвоты), то он способен в данный момент от оперативного лечения вообще отказаться. А ведь упущенные часы при остром аппендиците — это угроза тяжелейших осложнений.

Умение врача психологически подготовить больного к мысли о неизбежности и безопасности операции — это тоже психопрофилактика и психотерапия. Можно было бы добавить, что то же касается и подготовки больного к применению многих столь непростых диагностических методов исследования, как ангиография, пункция печени, почек.

Так что роль психопрофилактических и психотерапевтических мероприятий и в период диагностики, и в период лечения самых разнообразных заболеваний весьма значительна. Не случайно в настоящее время весьма широкое распространение в медицинской литературе получили такие понятия, как «психология лечебного процесса», «психология реабилитации» и т. д.

Особое значение все эти вопросы приобретают именно сейчас, когда медицинские профессии стали слишком узкоспециализированными и когда чрезвычайно усложнились в техническом отношении методики обследований больных. Иной раз даже создается впечатление об определенном «отрыве» больного от врача, ибо между ними вклинивается бездушная машина — разные компьютеры, сложнейшие рентгеновские аппараты и т.  д.