Антитела против рака

Страницы: 1 2 3

Если встать на ту точку зрения, что опухоли не несут каких-либо специфических белков, отличающихся от их собственного организма, или претерпевают лишь антигенное упрощение (такая гипотеза впервые была выдвинута Г. Грином в 1954 г.), то антитела к ним возникать не могут.

Однако еще в 30-х годах было неоднократно показано, что в крови онкологических больных циркулируют антитела к опухолевым, а не нормальным тканям.

В модельных экспериментах было показано, что эти антитела могут играть неодинаковую биологическую роль. В некоторых случаях они повреждают вместе с комплементом опухолевые клетки, в других, наоборот, защищают клетки опухоли от последующего литического действия лимфоцитов. Примером тому является известный феномен усиления роста опухолей с помощью пассивно введенных гуморальных антител. В соответствии с различиями антитела обозначают как цитотоксические или же усиливающие.



По понятным причинам именно цитотоксические антитела, необратимо нарушающие метаболизм клеток, исторически стали первым оружием иммунитета, которое исследователи постарались использовать в борьбе с опухолями. Еще в 1925 г. французский бактериолог Г. Рамон установил способность некоторых веществ неспецифическим путем стимулировать в организме образование антител и предложил для них термин «адъюванты» (помощники, усилители). Хотя затем были предложены сотни разных адъювантов неорганического, растительного и бактериального происхождения, в эксперименте чаще других применяли водно-масляную эмульсию, содержащую убитые туберкулезные бациллы — так называемый полный адъювант Фрейнда, ПАФ. Он замедляет всасывание совместно с ним вводимого антигена и расщепление его до отдельных молекул, обеспечивает более продолжительный их контакт с циркулирующими лимфоцитами. Однако липопротеины, входящие в состав ПАФ и многих других адъювантов, стимулируют выработку самых разных антител, в том числе и усиливающих рост опухолей. Наилучшими адъювантами для иммунной системы человека являются преципитаты алюминия и кальция, но их рациональное сочетание со слабыми антигенами опухолей остается недостаточно изученным.

Другой путь стимуляции гуморального иммунитета основан на ускорении созревания предшественников Б-лимфоцитов. Если для Т-зависимых лимфоцитов стимулятором их созревания служит тимозин, искусственно получаемый при фракционировании экстракта клею., тимуса, то для Б-лимфоцитов таким продуктом служит бурзин. Этот препарат был приготовлен из клеток бурзы — заднего отдела клоаки цыплят, он активирует Б-клетки птиц и млекопитающих и не влияет на Т-лимфоциты. Бурзин оказался Б-клеточным гормоном, белковый состав которого преимущественно составляли лизин, гистидил и глициновая кислота. Недавно удалось синтетическим путем получить такой трипептид, также усиливающий функциональную активность Б-лимфоцитов. Однако введение ею животным с опухолями усиливало функции антителопродуцирующих клеток по отношению к разным антигенам и лишало биологический ответ необходимой специфичности.

Мощным импульсом иммунологического наступления на рак явилось открытие, сделанное в 1975 г. в Кембриджском университете Дж. Коллером и Ц. Мильстейном. Этим авторам удалось добиться слияния двух клеток — иммунного Б-лимфоцита и клетки опухоли костного мозга — миеломы в единый гибрид, продуцирующий антитело узкой специфичности. В организме синтез одного иммуноглобулина продолжается недолго, его меняет продукция антитела иного класса. Кроме того, в организме всегда вырабатывается смесь разных антител, особенно если источником антигена служила клеточная мембрана с богатым набором разных белков. Клетка-гибрид опухоли и лимфоцита продуцирует вне организма антитела той специфичности, которые изначально возникли в ответ на иммунизацию очищенным антигеном. Антитело служит, таким образом, чистым реагентом для «узнавания» этого антигена в любом белковом коктейле. Все дочерние клетки этого гибрида являются единым клоном, производящим одинаковые антитела, поэтому они называются моноклональными.