Заключение

В рамках этого раздела не затрагивались успехи онкологии, связанные с методами лекарственного и лучевого лечения рака, а между тем они очевидны. Следует подчеркнуть: иммунотерапия — самый молодой раздел медицинской онкологии, поэтому все описанные подходы к лечению грозного недуга пока не вышли из рамок эксперимента.
Рак — коварный и изощренный враг. Для того чтобы появиться, стволовой клетке рака необходимо обмануть защитные клетки хозяина. Если бы все потомки прародительницы онкологической болезни были полностью на нее похожи, то борьба с раком не была столь затяжной и трудной. Но в том-то и дело, что потомки начальных клеток опухоли отличаются по своим биологическим свойствам от родительских. Опухоль всегда не моно-, а поликлональна. Генетическая нестабильность опухолевых клеток, их гетерогенность обеспечивают раку чрезвычайную жизнестойкость. Частота мутаций в быстрометастазирующих опухолях в 5—7 раз выше, чем в неометастазирующих. Новые клетки опухоли оказываются очень часто нечувствительными к тем лекарствам, с которыми опухоли уже пришлось «познакомиться».
Привыкание к противоопухолевым препаратам в опухоли происходит значительно быстрее, чем в организме в целом. Появление резистентных, устойчивых к данному препарату клеток происходит быстро, а затем каскадно увеличивается. В таком случае нарушается проницаемость клеточной мембраны, переходу цитотоксических веществ внутрь раковой клетки препятствуют белки, синтезом которых заведуют гены новообразованной группы II (от слова «проницаемость»). Хирургический метод удаления опухоли — самый эффективный, но его разумное дополнение методами лучевой и химиотерапии должно не противоречить иммунологическим принципам развития опухолевой болезни, а учитывать их и сочетаться с биотерапией. Более того, можно ожидать, что определенные подходы иммунотерапии будут использоваться и до хирургического удаления опухоли. В любом случае лечение должно быть комплексным и максимально быстрым.