Страницы: 1 2 3


Больные с характерологическими особенностями неустойчивого круга

Черты характера неустойчивого круга определяются у значительного числа больных алкоголизмом, а своеобразие алкоголизма в этой группе уже подчеркивалось рядом исследователей (Иванец, Игонин, 1981; Бурно, 1983). Особенностями психического склада у наблюдавшихся нами такого рода больных являются незрелость, легкомыслие, конформизм, подчинение среде, стремление поступать «как все». У больных отсутствуют постоянные и устойчивые  интересы и устремления;  отмечается увлекаемость в сочетании с внушаемостью: больные легко загорались, но быстро остывали, забрасывали прежние занятия. Характерней для процесса была неглубокая эмоциональная   лабильность   пациентов;   большей   частью больные  отличались  бесхитростностью,  доброжелательностью, покладистостью и в то же время были несдержаны, легко отвечали грубостью, но не были злопамятными, легко мирились с обидчиками. Если их действия постоянно не направлялись, не находились под контролем, то они обычно не стремились к систематическому труду, требующему упорства и личных усилий, часто обнаруживали пассивность и лень, проявляли небрежность, не обладали усидчивостью, не доводили начатые дела до конца. Для них характерны склонность к праздности, развлечениям, стремление к компаниям, связанным с беззаботным времяпрепровождением. В компаниях обычно были исполнителями, оказывали различные услуги лидерам. Легко попадали  под  влияние   различного  рода   асоциальных групп, участвовали в мелких правонарушениях. Нередко больные испытывали затруднения в образовании полноценных, устойчивых контактов с позитивным микросоциальным окружением, не могли наладить здесь глубокого, полноценного общения. В результате, не сумев проявить себя, не получали ожидаемого одобрения и признания. Это в числе прочего способствовало сближению пациентов с характерологическими особенностями неустойчивого круга с компанией лиц, систематически употребляющих алкоголь, где они легко добивались определенной поддержки и внимания, где с легкостью возникали многочисленные «дружеские» контакты. В таком окружении они легко усваивали соответствующие стереотипы поведения, которые оказывались особенно прочными при наличии в компании отрицательных лидеров, склонных к употреблению алкоголя, больных алкоголизмом. Нередким было относительно раннее начало систематического употребления алкоголя (16—18 лет) в сочетании с некритичным следованием всем расширенным алкогольным традициям, принятым в данном неблагоприятном микросоциальном окружении. Употребление алкоголя в определенных ситуациях воспринималось как нечто обыденное, должное, пациенты изначально не были готовы адекватно оценить и выделить собственную роль в реализации конкретного намерения выпить.

Положительные свойства алкоголя сами по себе не представляли для больных особой ценности, большее значение имели принадлежность к группе, привлекательность эффекта в опьянении. Ради этого зачастую преодолевалось и сопровождающее первые опыты приема спиртного индивидуальное отрицательное отношение к алкоголю вследствие плохой переносимости или других факторов. Стремясь выпивать «как все», часть больных «училась пить», сознательно подавляя собственные биологические защитно-охранительные реакции. Употребление алкоголя носило групповой характер, выпивки в одиночку и инициатива в организации застолий у данных пациентов отмечались редко. Противоположно направленные внутренние установки, как правило, оказывались слабыми и непрочными, а внутренние запреты легко преодолевались больными. И несмотря на то что в начале заболевания внешние преграды и влияние здорового окружения были способны затормозить регулярное пьянство, употребление алкоголя постепенно учащалось с тенденцией заполнения им всего свободного времени. Алкоголь, общение, досуг крепко связывались в их сознании. Одновременно расширялся круг ситуаций, где, по мнению больных, им надлежало употребить спиртное. К выпивке могли привести полярные по смыслу мотивы, например употребление алкоголя в связи с радостью или горем.