Страницы: 1 2 3

Социально-психологические факторы, способствующие употреблению алкоголя и формированию алкоголизма

Но все эти «блага» алкогольная группа предоставляет своему новому члену недаром. Взамен требуются принятие «групповых норм» и соблюдение внутригрупповых обычаев. Вхождение в группу, как правило, предполагает повышение интенсивности употребления алкоголя новым членом. Фактические размеры пьянства определяются позицией лидера и сублидеров алкогольной группы.

Деятельность алкогольной группы нередко стихийна.

Часто члены группы отчетливо не осознают желания употребить алкоголь, и алкогольный эксцесс возникает как бы сам собой при встрече членов группы друг с другом. На фоне эмоционального оживления, соответствующей мимики, жестов, намеков, экспрессивного поведения как бы непроизвольно рождается и передается всем членам группы мысль о желательности выпивки. Реализация группового желания далее осуществляется уже почти автоматически, по сложившимся конкретным стереотипам.

Алкогольная группа во многих отношениях регламентирует поведение своего члена. Она вырабатывает и культивирует собственные ценности вплоть до своеобразного «алкогольного кодекса чести». Члены группы усваивают специфический алкогольный жаргон.

Если индивид пытается сохранить независимость в алкогольной группе, то к нему применяются различные санкции, в конечном счете ему грозит изоляция. Установлено, что наиболее категорично настаивают на соблюдении групповых норм лица моложе 20 лет. Требуются, в частности, обязательный совместный прием спиртного при встрече членов группы, употребление каждым равных количеств алкоголя в ходе выпивки (на это указали около половины опрошенных мужчин и женщин моложе 20 лет) и выполнение еще ряда условий (Бехтель, 1986).

В. Г. Яраус (1983) считает, что наиболее опасны алкогольные группы, организующиеся вокруг лидеров с начальными проявлениями алкоголизма, лиц общительных, предприимчивых, наделенных чувством юмора.

Постепенно у членов группы искажаются самосознание и самооценка, а внутригрупповые представления принимают выраженный защитный характер. Вырабатывается комплекс формулировок и объяснений собственного злоупотребления алкоголем, при этом оправдание пьянства становится частью мировоззрения. Ставятся под сомнение и дискредитируются трезвый образ жизни и его носители. Поддерживается тезис о «нормальных размерах» пьянства члена группы, и действительно каждый из них пьет «как все», если под «всеми» подразумеваются члены алкогольной группы. С алкоголизмом как с болезнью идентифицируются лишь самые отдаленные, финальные этапы заболевания, характеризующиеся тяжелейшими осложнениями и социальной дезадаптацией. К больным алкоголизмом относят лишь глубоко деградировавших лиц.

Втягивание в функционирование алкогольной группы происходит незаметно. Учащение выпивок лишь постепенно приобретает угрожающий характер. Индивид порой не замечает изменений в своей жизни, всерьез полагая, что живет как все, перенося свое отношение к алкоголю на жизнь общества в целом.

Таким образом, пока еще современное общество сталкивается с комплексом социальных и микросоциальных условий, поддерживающих употребление алкоголя и способствующих развитию алкоголизма. Пока еще живучи традиции и обычаи приема спиртного и необходим широкий комплекс социальных мероприятий для радикального изменения алкогольной ситуации. Прерогативы работников здравоохранения здесь оказываются недостаточными, а чисто медицинские усилия в основном сосредоточены на борьбе с негативными итогами реальной алкогольной ситуации: лечение алкоголизма, устранение его медико-биологических последствий и т. д. Потому необходим реализуемый сегодня комплексный, межведомственный подход.