Шумят, шумят мальтузианцы

Вон группа озлобленных, озабоченных, крикливых людей. Они вопят, что напуганы быстрым ростом населения земного шара, опасностью всеобщей нехватки пищи. На нашей планете насчитывается около четырех миллиардов жителей. Каждую неделю население увеличивается на 1 миллион 200 тысяч человек. К 2000 году нас будет более 6 миллиардов. Где взять столько продовольствия, если и ныне многие миллионы людей испытывают физический голод, а более половины человечества находится в состоянии качественного белкового голодания? Даже по официальным данным Организации Объединенных Наций, население развивающихся стран получает почти на треть меньше калорий, почти вдвое меньше белков и примерно в пять раз меньше белков животного происхождения, чем в развитых странах.

Особенно страдают из-за постоянного недоедания дети — двое из каждых трех в этих районах мира больны или уже стали инвалидами, а умирают они здесь в десятки раз чаще. 40 процентов общей смертности дают дети. Только в странах Латинской Америки, заявил на международном семинаре в колумбийском городе Пальмира директор детского фонда ООН Роберто Эсгерра, ежегодно умирает «вследствие голодания» миллион детей, не достигших пятилетнего возраста. Из 800 миллионов ребятишек, имевших несчастье родиться в бедных районах планеты, 300 миллионов медленнее, чем их более счастливые сверстники, растут и развиваются. Да что там Латинская Америка! О «бомбе перенаселенности» с искренним (или напускным!) страхом пишет респектабельный еженедельник самих Соединенных Штатов «Тайм». «Чем больше людей,— пугает журнал своих и без того напуганных читателей,— тем больше требуется угля, нефти, продовольствия и прочих материальных ресурсов».



Другой, выходящий в Нью-Йорке журнал «Ньюсуик» поместил отчет о состоявшейся в августе 1974 года в Бухаресте первой конференции ООН, посвященной проблемам населения, под недвусмысленным заголовком: «Слишком много людей?». «Если нынешние темпы рождаемости в мире не изменятся,— пишет журнал,— население земного шара удвоится через 35 лет. И это далеко не исчерпывает проблему. С тех пор как успехи медицины резко увеличили продолжительность жизни, человечество начинает походить на снежную лавину, катящуюся с гор, размеры которой растут все быстрее и быстрее». Биолог Стэнфордского университета Поль Эрлих, автор книги «Демографическая бомба», в беседе с корреспондентом «Ньюсуика» заявил: «Бухарестская конференция запоздала на двадцать лет. Едва ли нам удастся избежать в ближайшие двадцать лет крупной катастрофы, которая унесет десятки миллионов человеческих жизней».

Группа ученых США провела в 1972 году исследование и пришла к безрадостному заключению: человечество почти исчерпало доступные запасы полезных ископаемых, а производство продовольствия приближается к своему пределу. Авторы предупреждают, что неистовое стремление производить больше товаров для все большего числа людей разрушает природную среду и тем самым подготавливает тотальную экономическую и экологическую катастрофу. Вывод? Рост населения и индустриальный рост необходимо остановить!

А вот выводы, полученные на основе системного анализа и с помощью новейшей электронно-вычислительной техники. Их детально описывают специалисты Массачусетского технологического института (США) Дж. В. Форрестер в книге «Мировые динамики» (1971 г.) и Д. X. Мидоуз с соавторами в книге «Пределы роста» (1972 г.). Если нынешние тенденции развития общества не изменятся, сообщают авторы, то население Земли в связи с истощением природных ресурсов и загрязнением внешней среды после 2000 года быстро начнет вымирать, так что через 20—30 лет останется лишь полтора миллиарда человек. Чтобы предотвратить «грядущую катастрофу», надо срочно перейти к тщательно регулируемому состоянию «глобального равновесия» со стабильной численностью населения и отказом от дальнейшего расширения производства.



Эти и некоторые другие западные авторы требуют решительно сократить воспроизводство. Их лозунг: «На земле и так уже много народа!» Их основной довод: «Всем все равно не хватит пищи и пространства, а неразумные плодятся и плодятся, как муравьи или черви».

Наиболее оголтелые договариваются даже до «практического» предложения: для спасения цивилизации от катастрофы — использовать войны, способные быстро истребить значительную часть населения, использовать «благодетельные» в этом смысле эпидемии и всяческие искусственные меры для снижения человеческой плодовитости.

Таковы идеи последователей печально известного священника Томаса Мальтуса, пытавшегося в свое время объяснить нищету английского народа результатом «полового инстинкта». Мальтус, назвавший рост населения «ящиком Пандоры», источником всяческих бедствий на земле, по свидетельству Августа Бебеля, выдвинул в нужный момент нужную для английской буржуазии идею. Нетрудно догадаться, кому служат, для кого и во имя чего стараются современные мальтузианцы. Впрочем, это не первая уже попытка гальванизировать учение Мальтуса. Не кто иной, как Адольф Гитлер, призывал своих коричневых последователей опираться на «здоровый инстинкт сохранения вида» и заботиться о правильной «пропорции между населением и жизненным простором».

Подобные исторические параллели напрашиваются сами собой. Они способны, конечно, оттолкнуть часть публики. И для более «изысканной» разработки тех же примерно идей возникает Римский клуб, во главе с его основателем А. Поччеи. Члены нового клуба декларировали: их заботит не только истощение почвы и других ресурсов планеты, у них есть и более общая тревога — какими будут взаимодействия человека и природы в ближайшие 100 лет?

Что же все-таки ждет мир завтра? Об этом нельзя не задумываться. Индийский национальный Институт питания подсчитал: для того чтобы удовлетворить — даже по умеренным нормам потребности населения в 2000 году, надо за оставшийся срок удвоить производство молока, увеличить на 430 процентов получение растительного масла и на 380 процентов — мяса, рыбы и дичи. Индийские ученые с грустью констатируют: «Перспектива достижения этих результатов не представляется в розовом свете».

Не лучше положение во многих других странах, особенно Азии и Африки. Недостаток витамина А служит там причиной слепоты тысяч детей — слепоты, которую можно было бы предупредить, мало-мальски накормив малышей. Глобальное значение приобрела анемия, особенно широко распространенная среди женщин детородного возраста и дошколят.

Что и говорить, основания для беспокойства есть, надо искать выход! Честные ученые во всех частях света  ищут его, озабоченные будущим человечества. О том, как w разрешить проблему, горячо говорили и на Бухарестской конференции ООН. Однако с первого же удара председательского молотка обнаружились резкие различия во взглядах. Бешеный рост потребления в развитых странах, утверждали представители «третьего мира», куда опаснее быстрого роста численности населения. «Продовольствием, которое съедают 210 миллионов американцев,— подсчитал сотрудник Гарвардского университета Джин Мейер,— можно на среднем китайском уровне накормить полтора миллиарда китайцев».

«Вы хотите, чтобы мы вернулись в свои деревни и принимали ваши таблетки,— заявила одна африканская делегатка.— Почему бы, для разнообразия, не послушать нас?» «Я буду думать о контроле над рождаемостью,— сказал корреспондентам Мартин Шикуку, заместитель министра внутренних дел Кении и отец двенадцати детей,— когда мы исчерпаем наши запасы земли и воды». «Трудно принять планирование семьи как самоцель,— поддержал министр здравоохранения Индии доктор Сингх.— Эта цель должна быть тесно связана с более справедливым распределением богатства».

Против мрачной мальтузианской идеи «нулевого роста» высказывается и профессор Лондонского университета Уильфрид Беккерман. «Первый пророк угрозы перенаселения, Томас Мальтус,— пишет автор в своей недавно опубликованной книге «В защиту экономического роста»,— еще 176 лет назад предсказал, что численность населения превысит мировые продовольственные ресурсы. Но этого еще не случилось. Современные неомальтузианцы вводят в свои электронные машины пессимистические данные — естественно, они получают пессимистические результаты». Развивая эти тезисы, ученый из Гудзоновского института Б. Брюс-Бриггс утверждает, что «мирового продовольственного потенциала достаточно для того, чтобы прокормить — на современном американском уровне — не менее 30 миллиардов человек».

Однако западная пресса упорно не прислушивается к этим трезвым голосам и продолжает широко публиковать истерические высказывания проповедников «учения» Мальтуса, сторонников так называемой «теории убывающего плодородия почвы». Борьба перехлестнула рамки печати, вышла на улицы, внедрилась в быт людей. В нью-йоркском Сентрал парке собирается молодежь, чтобы танцами и музыкой приветствовать бездетные супружеские пары. Доводы мальтузианцев, широко рекламируемые средствами массовой информации, порождают враждебность к многодетным семьям. Мать восьмерых детей Мэри Либретти из Мэдисона жалуется, что ее подвергают постоянным нападкам и даже обвиняют в том, что ее семейство поглощает слишком много кислорода и занимает слишком много пространства.

«В США и Канаде недавно организована специальная ассоциация под названием «Нулевой прирост населения». Ее основная задача — повлиять на правительства, побудить их проводить такую демографическую политику, которая в ближайшее время содействовала бы прекращению роста населения в этих странах. С этой целью предлагается отменить пособия многодетным и даже ввести штрафы для родителей, имеющих большое число детей, рекомендуя этим родителям осуществлять стерилизацию»*. Примерно в те же дни в США возникла еще одна новая организация НОН (Национальная организация неродителей). Ее члены берут на себя обязательство быть бездетными или малодетными. Эта организация уже присудила свои новые премии двум бездетным парам: внуку Эйзенхауэра и его жене, урожденной Никсон; Ширли Чизем, единственной женщине-негритянке, избранной в конгресс, и ее мужу. Это общество выдает похвальные грамоты выдающимся холостякам, поощряя таким образом не только бездетность, но и невступление в брак.

К чему может привести такая неразумная погоня за нулевым приростом населения, показывает печальный опыт Федеративной Республики Германии. Страна, по признанию гамбургского журнала «Штерн», уже опередила по падению рождаемости все другие промышленно развитые страны: «За последние 3 года в ФРГ рождается меньше людей, чем умирает. И эта тенденция катастрофически усиливается. В 1974 году рождаемость упала еще на 1,5 процента. По подсчетам социологов, при таком положении вещей уже через 20 лет население ФРГ сократится на 5 миллионов человек, и через десятилетие здесь будет больше дедушек, чем внуков, и больше пенсионеров, чем подростков».

Вся проповедь неомальтузианцев, конечно же, далека от истины. К. Маркс доказал, что перенаселение ряда районов земного шара имеет не абсолютный, а относительный характер. Увеличилась не трудность производства пищи, писал позже В. И, Ленин, а трудность получения пищи для рабочих. Что же касается пресловутого «Закона убывающего плодородия почвы», то он «вовсе не применим к тем случаям, когда техника прогрессирует, когда способы производства преобразуются; он имеет лишь весьма относительное и условное применение к тем случаям, когда техника остается неизменной»**.

Завсегдатаи римского, нью-йорского и прочих «клубов» и «обществ» закрывают глаза на возможности подлинно передовой, служащей народу науки повышать урожаи сельскохозяйственных культур и продукцию животноводства, создавать и находить новые источники белков, жиров, углеводов, витаминов. Конференция Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) так и заявила: если бы достигнутые и уже применяемые в настоящее время передовые способы сельскохозяйственного производства были бы распространены на все поля мира, то можно было бы полностью удовлетворить не только потребности современного населения Земли, но и примерно в 3 раза большего.
— Вот ведь каково содержание части того шума, который доносится до тебя, зреющий пятимесячный плод! Эти мужчины и женщины не рады тебе; еще не родившись, ты стал для них лишним!

Надо ли говорить, что советские ученые-медики не подвержены всем этим паническим сомнениям и беспочвенным страхам. Иначе зачем бы добивались они, чтобы за короткий срок — за 18 лет после второй мировой войны, в огне которой погибло 20 миллионов наших граждан,— население СССР возросло на 55,6 миллиона человек! Среднегодовой прирост населения Советского Союза в 3 миллиона человек — не следствие автоматического развития, этому способствуют целенаправленные меры государства, Коммунистической партии, выдвинувших гуманистический лозунг «Все для человека!» и последовательно создающих моральные и материальные условия для роста и укрепления семьи.

Оставим мальтузианцев наедине с их «теориями». Прислушаемся, однако, к другой группе не менее обеспокоенных людей. Это демографы, они по-своему осмысливают естественные процессы рождения и смерти и подкрепляют свои умозаключения подсчетами электронно-вычислительных машин.

* Б. У. Урланис. Проблемы динамики населения СССР. М., «Наука», 1974, стр. 290.
**  В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 5, стр. 102.