Морфологические особенности крови

Кровь детей периода новорожденности. Красная кровь новорожденных характеризуется повышенным содержанием гемоглобина и большим количеством эритроцитов. Количество гемоглобина при рождении колеблется от 110 до 145% по Сали, что составляет 17—24,65% оксигемоглобина. Количество гемоглобина у отдельных детей индивидуально различно; после очень кратковременного нарастания в течение первых часов жизни количество гемоглобина снижается и к концу первой недели жизни падает до 90—110%.

Гемоглобин новорожденного ребенка в 100, а недоношенного даже в 200 раз резистентнее по отношению к N/4 раствору NaOH по сравнению с гемоглобином взрослых. Это говорит не только о количественных, но и о качественных различиях между красящим веществом взрослых и детей. Число эритроцитов у здоровых новорожденных в 1-й день жизни колеблется от 4 500 000 до 7 000000, в среднем около 6 000000.

Более высокие цифры гемоглобина и эритроцитов, по-видимому, отмечаются у новорожденных при более поздней перевязке пуповины; при ранней перевязке эти показатели ниже. Зависимости между первоначальным весом ребенка и составом красной крови отметить не удается.

В течение первых 6— 12 часов жизни число красных кровяных телец обычно несколько повышается, а затем систематически начинает снижаться, как это видно из таблицы 9, и к концу 1-го месяца достигает 4 500000—4 600000.

Таблица 9
Состав крови новорожденных

Для красной крови новорожденных характерны анизоцитоз, некоторый макроцитоз, полихроматофилия и ретикулоцитоз. В сравнительно небольшом количестве встречаются нормобласты и гораздо реже мегалобласты (цветная таблица IV). В течение первых дней жизни число ретикулоцитов резко снижается, к 5—7-му дню они часто совсем исчезают из периферической крови и снова появляются около 8—9-го дня жизни. Цветной показатель в течение первых 8—10 дней колеблется от 0,9 до 1,3.


1, 2, 3 — мегалобласты с базофильной протоплазмой; 4 — нормобласт с базофильной протоплазмой; 6, 7, 8 — нормобласты; 6 — макробласт; 9 — «голое» ядро нормобласта; 10 — пойкилоцитоз; 11 — ретикулоциты; прижизненная окраска брильянт-крезилблау, докрашено по Романовскому; 12 — ретикулоциты (окраска брильянт-крезилблау); 13 — кровяные пластинки; 14 — лимфоциты; 15 — мегакариоцит (гигантская костномозговая клетка); 16 — полихромный эритроцит; 17 — нормоцит.

1,2, 3 — миелобласты; 4 — незрелый промиелоцит нейтрофильный; 6 — промиелоцит нейтрофильный; 6 — миелоцит нейтрофильный; 7 — нейтрофил, юная форма (метамиелоцит); 8 — нейтрофил, палочкоядерная форма; 9, 10, 11, 12 — нейтрофилы сегментоядерные; 13 — нейтрофил, дегенеративная форма.

1 — промиелоцит базофильный; 2 — миелоцит базофильный; 3 — миелоцит базофильный; 4 — базофил сегментоядерный; 5 — моноцит; 6 — моноцит; 7 — плазматическая клетка; 8 — лимфоцит большой; 9 — лимфоцит средний; 10 — лимфоцит малый; 11 — миелоцит эозинофильный; 12 — миелоцит эозинофильный; 13 — эозинофил, юная форма; 14 — эозинофил, палочкоядернаа форма; 15 — эозинофил; 16 — эозинофильный незрелый миелоцит, стадия деления.

Число лейкоцитов при рождении достигает 10000—30000; в течение первых часов жизни число их несколько увеличивается, а затем начинает падать и с 10—12-го дня держится в пределах 10000—12000; колебания количества белых кровяных телец в период новорожденности подвержены значительным индивидуальным вариациям. Лейкоцитарная формула дает характерные изменения в течение первых дней жизни ребенка. Число нейтрофилов, достигающее при рождении 65—66% общего числа белых кровяных телец, начинает быстро снижаться, а число лимфоцитов (при рождении — около 16—34%), наоборот, быстро нарастает; около 5—6-го дня жизни кривые нейтрофилов и лимфоцитов перекрещиваются («первый перекрест»), и к концу месяца число первых доходит до 25—30%, а вторых — до 55—60% (рис. 54). В период новорожденности всегда можно отметить умеренный сдвиг ядерной формулы нейтрофилов влево. Колебания со стороны остальных элементов белой крови сравнительно очень невелики.


Рис. 54. Первый и второй перекресты кривой нейтрофилов и лимфоцитов у детей.

Количество кровяных пластинок у новорожденных первых часов жизни может колебаться в довольно широких пределах: от 143 000 до 413 000 и в среднем равно 219000 в 1 мм3 (Голланд). У детей в возрасте 7—9 дней жизни среднее число тромбоцитов снижается до 164 000—178 000 и снова повышается до первоначальной величины в конце 2-й недели жизни; у детей в возрасте 10—12 дней почти всегда пластинки бывают неодинаковой величины (анизоцитоз пластинок) и формы. Сравнительно часто попадаются плохо окрашивающиеся гигантские формы.

Пол ребенка заметно не отражается на количественной и качественной картине всех форменных элементов крови.

Сущность факторов, вызывающих указанные выше сдвиги со стороны морфологических особенностей крови у детей периода новорожденности, пока окончательно не установлена.

Наличие большого числа эритроцитов, повышенное количество гемоглобина, анизоцитоз, полихромазия, большое количество молодых форм красных кровяных телец (ретикулоцитов и нормобластов) указывают на усиленный у новорожденных гемопоэз и связанное с этим поступление в периферическую кровь, наряду с нормоцитами, также и молодых, еще не совсем созревших форменных элементов.

Одной из наиболее существенных причин этого надо считать недостаточное снабжение плода кислородом в период внутриутробного развития. Для состояния аноксемии характерны увеличение количества гемоглобина и эритроцитов, лейкоцитов и нейтрофилез. С момента установления постоянного кровообращения устраняется кислородное голодание, а следовательно, исчезает необходимость ив компенсаторном приспособлении организма — усиленном поступлении эритроцитов в периферическую кровь; значительная часть красных кровяных телец разрушается, что вызывает временную билирубинемию, бесспорно имеющую значение в патогенезе физиологической желтухи новорожденных.

Труднее поддаются объяснению изменения со стороны лейкоцитарной формулы; наиболее характерным надо считать относительный и абсолютный нейтрофилез со сдвигом влево; аналогичная картина со стороны нейтрофилов отмечается и у беременной женщины к моменту рождения ребенка. Для объяснения этой аналогии предложена «гормональная теория», по которой гормоны материнского организма, поступая диплацентарно в плод, вызывают и у последнего такие же изменения, как и в организме матери. К явлениям этого порядка следует отнести увеличение надпочечников и матки, набухание грудных желез и некоторые другие аналогичные явления, отмечаемые у новорожденных. С прекращением плацентарного кровообращения устраняется также и гормональное воздействие матери на ребенка, в частности на его гемопоэз, что и вызывает характерные сдвиги со стороны гемограммы новорожденного.

Первоначальное нарастание количества лейкоцитов и особенно нейтрофилов у детей в течение первых часов внеутробной жизни вряд ли можно объяснить только сгущением крови. Вполне возможно, что сказывается родовая травма, вызывающая разрушение эмбриональных очагов кроветворения в печени и селезенке и поступление из них молодых элементов крови в периферическое кровяное русло. Нельзя совершенно исключить влияние на гемопоэз других моментов, как, например, рассасывания внутритканевых кровоизлияний, всасывания продуктов распада тканей самого ребенка в первые дни жизни в результате недостаточного поступления пищи и т. д.

Наконец, у детей надо считать еще совершенно неизученными механизмы нервной регуляции кроветворения и кровераспределения, которые и у них, конечно, должны оказывать существенное влияние на клеточный состав периферической крови и костного мозга, как это определенно доказано новейшими исследованиями на животных и некоторыми наблюдениями у людей (Черниговский, Ярошевский).

Основным фактором, определяющим сдвиги морфологического состава крови новорожденного, надо считать недостаток кислорода. Этим объясняются и некоторые закономерные изменения биохимического состава крови: уменьшение щелочного резерва, нарастание каталазы и остаточного азота и снижение, липазы. Но и аноксемия не является единственной причиной послеродовых изменений крови у новорожденных. Может быть, до известной степени окончательно не утратили своего значения и другие, более старые теории — механическая, сгущения крови, застойная и т. д., учитывающие влияние и других моментов, как видно по их названиям.