Академия Мамуна

Для торжественного приема во дворце эмира Ибн Сина выбрал лучший свой халат, особенно тщательно повязал чалму, на традиционный манер, приличествующий ученому человеку.
Какая приятная неожиданность! Оказывается, в Гургандже знают его имя, слышали о его толковании книг по античной медицине и праву. Сюда долетела весть о счастливом исцелении эмира бухарского, и гостю есть о чем поговорить с философами, математиками, врачами и толкователями законов, признанными во дворце самого Мамуна. Впоследствии этот кружок ученых стали называть академией Мамуна. Здесь обменивались научными новостями, рассказывали о содержании редких книг, о работах своих и чужих. Здесь спорили, одни — соблюдая осторожность, другие — запальчиво и задорно. Особенно часто срывался Бируни. Да, тот самый ученик Масихи, которого можно было наконец-то обнять и расцеловать. Сам Масихи тоже посещал дворцовую академию. И какое наслаждение испытывали друзья, когда они могли вдоволь насладиться интересной беседой! Насколько интересной, настолько и опасной, ибо люди, головы которых посещали столь крамольные идеи, не достойны были, по мнению истинных мусульман, носить их на плечах.
Ибн Сине определили жалованье, он даже купил дом и мечтал вызвать родных из Бухары. Он начал делать наброски новой медицинской книги, совсем иного типа, чем те, по которым учился сам. Ар-Рази написал свой труд в десятках томов — спина отцовского осла, должно быть, еще помнит тяжесть знания, — Ибн Сина задумал изложить мудрость медицинского мира гораздо короче и более доступно.
Позднее эта идея обратится в «Канон врачебной науки», главное сочинение Ибн Сины, пять томов, объединяющих опыт и воззрения греческих, римских, индийских и арабских врачей. Сюда войдут сведения по анатомии, доступные той эпохе, учения о болезнях и их признаках, о сохранении здоровья и требованиях гигиены. Врач найдет в них простые и сложные лекарства и способы их употребления, лекарственные вещества, яды и противоядия. Особые главы «Канона врачебной науки» будут посвящены воспитанию здорового и больного ребенка. Ибн Сина поделится в них тонкими наблюдениями и разумными советами человека, чье сознание свободно от распространенных предрассудков своего времени.
Основной труд своей жизни Ибн Сина писал урывками. Бывало, что главу начинал он в одном городе, продолжал ее в другом, а итоги подводил за тюремным замком.