Широкая дорога и пешеходная тропинка Везалия

Венецианскую республику и университет в Падуе Везалий выбрал не случайно. Италия, уже вступившая в благодатную пору эпохи Возрождения, сулила ему надежду свободно заняться любимым делом.
Падуанский университет XVI века отличался строгим уставом как для студентов, так и для преподавателей. Претендент на получение ученой степени сдавал экзамены профессорам медицинского факультета в присутствии ректора университета. Везалий блестяще прошел это испытание. Он вдохновенно провел публичное вскрытие и получил звание профессора хирургии и преподавателя анатомии.
Здесь, в Падуанском университете, студентов обучали у постели больного, что не практиковалось чуть ли не со времен Гиппократа. Наконец-то Везалию удалось осуществить свой давно обдуманный метод преподавания анатомии! Он сам производил вскрытия, сам показывал студентам особенности строения внутренних органов.
Чтобы они лучше усваивали его лекции, могли повторять их, Везалий решил испробовать рисованные анатомические таблицы и, хотя сам был изрядным рисовальщиком, привлек к работе своего земляка, художника Яна Стефана ван Калькара.
Анатомические таблицы имели успех, и в 1538 году Везалию удается их издать: три листа с подробным показом скелета, три — с зарисовкой внутренних органов и кровеносных сосудов. В этой работе уже отражены его собственные представления о человеческом организме, но Везалий еще не вступает в открытый спор с Галеном. Более того, он принимает участие в переводе на латинский язык роскошного издания сочинений Галена. Молодой профессор, которому минуло двадцать четыре года, получил это почетное приглашение наравне со своими преподавателями Сильвием и Гунтериусом.
Везалий учил других, учился и сам. Сначала он честно стремился сохранить авторитет Галена, но чем больше времени проводил у секционного стола, тем дальше отходил от выводов «божественного» учителя. Не раз в поисках подробностей, описанных Галеном, он обращался к трупам животных, вскрывал собак, свиней, быков и именно у них находил то, что не мог обнаружить у человека.
Однажды Везалий получил заказ от своего коллеги — профессора медицины Болонского университета Альбия, которому понадобился скелет обезьяны. Выполняя заказ, Везалий неожиданно обнаружил тот острый отросток в поясничных позвонках, который он, доверяя описаниям Галена, тщетно искал у человека. Да, теперь ясно: натурой для анатомии Галена во многом служили обезьяны и другие животные. Полного устройства человеческого тела Гален не знал.
Это была без преувеличения титаническая работа описать и зарисовать тело человека таким, как оно есть на самом деле. Это была еще и опасная затея.
Везалий не обольщался надеждой, что ему удастся избежать конфликта с церковью, относящейся к сочинениям Галена так, будто они были ее священными книгами. Он наперед знал, что вызовет негодование медиков-галенистов. Правда, не думал, что оно окажется таким яростным.
В течение четырех лет писал Везалий книгу о строении человеческого тела, которое он изучал многие годы. Он препарировал, чертил, рисовал, и художник Калькар с трудом поспевал за анатомом.
В 1542 году миланские купцы Даноны отправились по своим торговым делам в путь, который пролегал через Альпы и Цюрих в Базель. Они обещали выполнить просьбу Везалия и передать базельскому издателю Опорину рукопись и свыше двухсот гравюр по дереву. Это были трактат «О строении человеческого тела, в семи книгах» и как бы своеобразный краткий конспект, который Везалий сделал из своего труда. Он назвал его «Извлечение».
«Я сделал это «Извлечение» как пешеходную тропинку рядом с широкой дорогой — моей большой книгой...»
Опорин выпустил в свет этот непохожий на другие трактат по анатомии летом 1543 года.
Его автору было тогда двадцать восемь лет.