Из врачебной старины

Летописная запись за 1485 год сообщает о прибытии в Москву немецкого врача, называемого Антоном. Когда умер у него высокородный пациент, княжеский сын, его отвели под мост на Москву-реку и там зарезали, как овцу. Печальная участь постигла в 1490 году итальянского врача Леона — он не смог вылечить сына великого князя Ивана Васильевича, и Леону отсекли голову.

В царствование Михаила Федоровича на службу были приняты уже 8 докторов, 5 лекарей и 4 аптекаря. Все представители медицинского сословия подчинялись особому боярину, называли его аптекарским боярином. За лечением царя наблюдал особый человек из его приближенных; когда же главе государства требовалось давать лекарство, прежде всего пробовал его доктор, потом специальный боярин, после него дядька царя, а затем уже он сам. Был такой случай, когда доктор Розенбург вынужден был выпить всю склянку лекарства сам, потому что у приближенной к царице боярыни оно вызвало тошноту.

Этот эпизод относится к 1676 году, «знаменательному» тем, что заморские доктора получили доступ на женскую, царицыну половину дворца.



На заре врачебного дела в России боярин, удостоенный высокого внимания, просил у царя милости — не лечиться у приезжего доктора.

Постепенно в русском обществе утвердилось четкое медицинское сословие. Вершину его занимали доктора, получившие образование в заграничных университетах и лечившие внутренние болезни.

Лекари занимались хирургией, аптекари ведали своими делами.

Сюда же относились цирюльники, рудометы, пускавшие кровь, костоправы, травники.

От лекаря уже требовались определенные качества: чтоб очами востро глядел, сердцем был смел и нетороплив, рука чтоб была легка и не дрожала. Приезжему аптекарю Филиппу Бритье, нанимавшемуся на царскую службу, устроили экзамен из 45 вопросов.

Но подлинное, коренное преобразование медицинского дела в стране началось с эпохи Петра I, насыщенной всякого рода новшествами. Появился особый вид медицинских школ — на базе крупных госпиталей. Такая форма подготовки врачей удачно совмещала теорию с врачебной практикой.

В 1799 году приняла студентов столичная Медико-хирургическая академия. И просуществовала восемь — десять лет — до 1808 года.

За пять лет перед этим событием вышел первый медицинский журнал на русском языке. Однако вскоре же его закрыли, потому что церковная цензура обнаружила на его страницах «некоторое отношение до веры и церковных обрядов», особенно в употреблении постной и скоромной пищи во время заболеваний.

Что касается этих вопросов, то духовенство обнаруживало в них решительную непреклонность.

В России, как и везде, медицина и религия с давних пор представляли два враждебных друг другу лагеря.