Дженнер пишет письмо

7 марта 1799 года Дорогой Гарднер! Всю жизнь мою я не переживал еще такого времени, когда мое положение так громко взывало бы к помощи литературных друзей, как ныне. Мой челнок с развевающимся парусом, готовый уже наконец причалить к берегу, должен снова испытать бурю. Меня осаждает со всех сторон ропот людей, настолько притом невежественных, что о болезни они знают только то, какие животные ее производят. Последний пасквиль, который появился в свет, идет из Бристоля. Он наполнен комментариями в грубых и несправедливых выражениях.
                                             Искренне преданный Вам Дженнер.

Три года назад Дженнер предложил свою работу Королевской академии наук. Ее вернули и посоветовали автору не ставить под сомнение свою репутацию опытного и знающего врача. Тогда Дженнер опубликовал брошюру сам, снабдив ее подробным описанием метода прививки, прекрасными иллюстрациями, ссылками на результаты многих опытов.

С тех пор он окончательно лишился покоя. Его одолели недоброжелатели и поклонники. Первые изощрялись в насмешках, глупых и грубых сравнениях, вторые были едва ли не страшнее: своими поспешными, неправильными экспериментами они могли погубить все дело.



Дженнер переезжал с места на место, искал причину неудач, объяснял, учил тому, как правильно делать прививки.

Через несколько лет после первой брошюры вышли еще две. Шесть тысяч прививок сделал к этому времени сельский врач.

Один из его экспериментов был особенно ценным: Дженнер привил коровью оспу с одного ребенка на другого, затем со второго — на третьего, на четвертого, на пятого. И у всех детей оспинки ничем не отличались от тех, которые образовались когда-то у Джемса Фиппса.

Это была большая удача. Дженнер решил проблему оспенного материала — ведь эпидемии коровьей оспы не так уж часты.

Постепенно у нового метода становилось все больше и больше сторонников не только в Англии, но и в других странах. В пользу Дженнера говорили факты — самое лучшее из доказательств. Хорошие вести поступали буквально со всех концов света. Сельскому врачу приходили письма от императоров и жителей далеких стран и островов, от королей, принцесс, ученых. В честь Дженнера чеканили почетные медали. Академии наук многих стран избирали его своим почетным членом.

Рассказывают такой случай. В Париже в плену у Наполеона томились несколько знатных англичан. Дипломаты безуспешно хлопотали об их освобождении. Тогда они обратились за помощью к Дженнеру, и тот направил Наполеону письмо от своего имени.

«А, просит Дженнер? — сказал император.— Ну, этому трудно отказать. Освободите их!»

Дженнеру выпала счастливая доля. Еще при жизни его открытие завоевало широкое признание и спасло от смерти тысячи людей. Знаменитый математик Лаплас подсчитал, что Дженнер продлил жизнь каждого человека в среднем на три года.