Пересадки у высших животных и человека

Страницы: 1 2 3

Попытки пересадить кожу от одного человека другому делались еще в глубокой древности. Однако низкий уровень развития медицины в то время затруднял получение положительных результатов. Попадание в рану микробов при отсутствии соответствующих предохранительных мер почти неизбежно, а это часто приводило к нагноению раны и отторжению пересаженной кожи. О существовании микробов, вызывающих нагноение ран, стало известно только во второй половине прошлого века после замечательных открытий французского ученого Луи Пастера.

В 1742 году медицинский факультет в Париже вынес решение о том, что операция пересадки кожи, разработанная талантливым итальянским хирургом Тальякоччи, не должна применяться из-за неизбежности отмирания пересаженного участка кожи после смерти человека, от которого при жизни он был взят.

В дальнейшем, в связи с прогрессом медицины, случаи пересадки кожи у человека проводились многократно, причем хирурги заметили, что кожа, пересаженная в пределах одного организма, то есть одного места на другое, прирастает лучше, чем кожа, взятая от другого человека.

Еще в глубокой древности делались попытки переливания крови от человека к человеку. Кровь представляет собой как бы жидкую ткань, омывающую все другие ткани. Она содержит красные и белые кровяные клетки, белковые и иные вещества, входящие в состав организма. Попытки перелить кровь другому человеку долго терпели неудачу потому, что в первые минуты и часы после переливания часто наблюдались тяжелые осложнения, иногда со смертельным исходом. Только в конце прошлого и в начале нашего века было установлено, что все люди по свойствам их крови разделяются на четыре группы, и только переливание крови с учетом этих групп не вызывает подобных осложнений.



Пионером переливания крови в Советском Союзе является В. Н. Шамов, ныне действительный член Академии медицинских наук СССР. Еще в 1920—1921 годах В. Н. Шамов и Н. Н. Еланский пришли к заключению, что пересадка кожи у человека должна быть более успешной в случае подбора донора (человека, дающего кожу) и реципиента (лицо, которому эту кожу пересаживают) по группам крови. Это положение пока еще недостаточно изучено и объяснено, но в принципе оно является правильным и очень важным для успешного приживления пересаженной ткани или органа у человека. В последние годы трудами многих советских и иностранных ученых доказано, что не только кровь, но и все остальные ткани человеческого тела делятся на группы, причем группы крови соответствуют группам тканей. Большой вклад в изучение групп тканей внесли советские ученые И. Л. Кричевский и Н. Н. Жуков-Вережников, П. Н. Косяков, 3. И. Рознова и другие.

В последнее время проведены интересные исследования по пересадке кожи у животных. В 1953 году больших успехов в приживлении пересаженной кожи у крыс достигли советские ученые М. И. Ефимов и Т. В. Мусина. Они наблюдали хорошее состояние кожи, пересаженной от другой крысы, в течение 16 месяцев, то есть добились полного приживления.

В 1954 году очень интересные опыты по пересадке кожи у мышей и крыс опубликовал иностранный ученый Шефер. Он установил, что при пересадке кожи взрослым животным одного пола успешное приживление отмечается в 8 процентах случаев, а взрослым животным одного года и одного помета — в 14 процентах случаев. Исходя из представления, что гормоны (химически активные вещества, вырабатываемые железами внутренней секреции) способствуют формированию индивидуальных особенностей каждого организма, Шефер исследовал влияние половых гормонов на успешность приживления пересаженной кожи. В одной серии опытов он кастрировал новорожденных крысят и через 3 месяца пересаживал им лоскуты кожи от других особей. В результате у кастрированных животных приживление наблюдалось в 42 процентах случаев, а у некастрированных — только в 14 процентах.

Особенно интересные результаты по пересадке кожи у крыс опубликовал в 1959 году сотрудник Института экспериментальной биологии АМН СССР Е. А. Зотиков. Он провел две серии опытов. В первой серии производилась пересадка маленького кусочка кожи от одной крысы к другой. Ни в одном случае пересаженный кусочек кожи не прижился. В другой серии опытов при пересадке большого лоскута кожи чаще всего наблюдалось приживление. Укажем здесь же, что этот факт имеет очень важное значение для пересадки целых органов и частей тела.