По совету отца

Прошло два года. Колесо судьбы сделало один оборот — и жизнь Ибн Сина переменилась. Старый эмир умер. Его сыновья дрались за трон, их визири интриговали, изменяли своим владыкам, и не было мира в Бухаре.
Ибн Сина лишился жалованья при дворе. Библиотека сгорела, когда дворец переходил из рук в руки. Однажды к ним в дом пришел богатый сосед и обратился к нему со странной просьбой: составить для него книгу с описанием всех наук, о которых Ибн Сина читал в библиотеке эмира.
Он согласился, писал эту книгу днем и ночью. Он и не подозревал, что запомнил так много. Книга получилась толстая, она вмещала всю мудрость древних, все их науки, кроме математических. Ибн Сина исписывал страницу за страницей, перо не поспевало за тем, что диктовала память, но иногда он увлекался и вступал в спор с древними авторитетами. Сосед был в восторге. Ведь под крышей его дома собрана мудрость целой библиотеки, удобно упрятанная в объем книги. Ибн Сина так и назвал ее — «Собранное».
Вскоре в дом управляющего пожаловал еще один посетитель. Тот попросил книгу разъяснений по законоведению. С законами тогда было много путаницы, и, чтобы как следует разъяснить их, потребовалось около двадцати томов. Эта работа заняла осень, зиму, лето и еще одну осень. Ибн Сина редко выходил из дому.
Его жизнь оживляли только редкие письма. Приходили они от ученика Масихи — первого наставника Ибн Сины в медицине. Звали этого ученика Бируни — теперь это имя знает весь мир. Письма от Бируни заставляли Ибн Сину откладывать все дела — ведь ему приходилось обстоятельно отвечать на самые неожиданные вопросы, которые мучили его корреспондента. «Кто из двух прав, тот ли, кто утверждает, что вода и земля движутся к центру вселенной, а воздух и огонь — от центра, или тот, кто говорит, что все эти элементы стремятся к центру, но что более тяжелые из них опережают?» — спрашивал Бируни.
Отослав ответное послание, Ибн Сина возвращался к работе. Он трудился над многотомным медицинским словарем.
Незаметно подкралась беда: заболел отец и уже не встал. Он советовал старшему сыну уйти из Бухары, поискать щедрого и справедливого правителя.
Трезвый ум рамитанского управляющего правильно оценил обстановку. Он посоветовал сыну подумать о Хорезме. В главном его городе, Гургандже, — богатый дворец эмира Мамуна, там собираются самые именитые ученые и поэты.