Заключение

Еще в XVII веке голландец Антоний Левенгук, страстно увлекшийся новым прибором, микроскопом, взялся усовершенствовать его и увеличил изображение в двести раз. Он первым увидел какие-то крошечные существа, неожиданно оказавшиеся в капле застоявшейся дождевой воды, в гнилой настойке из сенной трухи. Опыты голландского исследователя вводили человека в новый, дотоле неведомый ему мир.
Люди торопились изучить таинственные свойства этого необъятного мира. Он вел их к истокам многих болезней. Особые, непрерывно двигающиеся организмы — бактерии — оказались причиной определенных заболеваний не только людей, но и животных, растений. Их обнаружил под микроскопом и начал исследовать французский ученый Луи Пастер. Он приступил к своим наблюдениям в 1855 году.
Через тридцать семь лет русский ученый Дмитрий Ивановский столкнулся с другим явлением. Он пропускал сок больных листьев табака через мельчайшие бактериальные фильтры. Сквозь их отверстия видимые в микроскоп бактерии обычно не проникали. Но в этом опыте ученый обнаружил гибельное действие бактерий столь малых размеров, что они беспрепятственно миновали ловушку бактериальных фильтров. Ивановский назвал эти организмы фильтрующимися вирусами.
Однако ему не удалось увидеть их под микроскопом — так они были малы. Их увидело другое поколение исследователей через другие, уже электронные микроскопы, увеличивающие предметы в десятки и даже сотни тысяч раз.
Вот это непрерывное развитие науки — самая большая ее победа. Это то, что во все времена разделяло науку и ее противницу — религию. Движение, развитие, то, что для одной — жизнь, для другой — угроза самому ее существованию.
Поэтому до сих пор христианская религия все еще видит причину болезней в грехе, который по вине Адама и Евы получил в наследство весь род человеческий. Недаром патриарх — глава православной церкви — обратился к верующим. «Попуская быть болезням, — сказал он в своей проповеди, — господь хочет исцелить нас от древней язвы греховности».
Тот же язык, что и много веков назад. Как будто не было открытий в медицинской науке, как будто люди через глазок микроскопа не увидели виновников своих болезней, что называется, в лицо!
«Не будет благословения божия на продолжение жизни человека, — рассуждает современный религиозный журнал, — и никакое искусство человеческое не увеличит ему жизни ни на один год, ни на один день».
Вот что случилось в одной больнице города Вильнюса. В палате для выздоравливающих неожиданно умер каменщик Ионас Ожуолас. Он был мертв целых пятнадцать минут! Врачи пробовали все — и наружный массаж сердца и искусственное дыхание, — но сердечный ритм восстановить не удавалось. Тогда пустили в ход специальную аппаратуру, созданную в экспериментальной лаборатории по оживлению организмов. В сердце умершего посылали электрические импульсы напряжением от четырех до шести тысяч вольт. И оно ожило, смерть отступила. Но через несколько часов сердце Ионаса вновь остановилось.
В течение суток больной умирал много раз, и каждый раз врачи возвращали его к жизни, пока Ионас Ожуолас не оказался вне опасности.
Что же это, как не «искусство человеческое»?
Случай в вильнюсской больнице — единственный в своем роде, мировая медицинская практика не знала ничего подобного. Но та же мудрость и искусство человеческое, выше которых ничего нет на белом свете, ежедневно, ежечасно спасает от смерти тысячи людей, в другие времена действительно обреченных на гибель.
А вот не менее поразительные факты другого рода, в Англии, в городе Стокпорт, семнадцатилетний юноша, по имени Джон Хьюден, скончался от ран, полученных при дорожной аварии. Его можно было спасти переливанием крови, но ни сам Хьюден, ни его отец не дали согласия. Дело в том, что религиозные законы секты, к которой они оба принадлежали, запрещают пользоваться услугами медицины.
В голландской деревушке Эльпеет настоятель местной церкви пастор Виссе выступил с проповедью, в которой предостерегал своих прихожан от профилактической прививки против полиомиелита.
Известно, что больше всего страдают от этого заболевания дети.
Совсем как во времена Дженнера, пастор обратился к прихожанам все с той же формой доказательств:
«Болезнь — кара божия за грехи, и люди не должны вмешиваться в господний приговор».
Тогда верующие организовали демонстрацию. У входа в церковь они выстроили в ряд передвижные кресла с больными детьми...
Некоторые религиозные секты и в нашей стране тоже не признают достижений медицины. Один из пунктов их учения называет врачебную помощь большим грехом, преступлением перед богом. Нередко еще суеверное сознание людей дает им опасный совет, и, вместо того чтобы своевременно обратиться за помощью к врачу, они предпочитают «таинственное искусство» бабки-шептухи или полуграмотного знахаря.
Религию и науку разделил океан человеческих знаний, и с каждым новым научным открытием они отдаляются друг от друга все дальше и дальше.
Нет такого мостика, который бы соединил эти берега!