Цена врачебных ошибок

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
     ... Кто чувствует в себе силу сделать
         лучше, тот не  испытывает страха 
         перед признанием своей ошибки.
                             Т. Бильрот

Больной С. был сравнительно молод. Болезнь его — тяжелой. Как большинство людей, в глубине души С. хотел верить в лучшее, но порой казалось, что он оценивает все, как старики, — соотношением прожитого и оставшегося. Впрочем, понятно: болезнь старит мысли и восприятие жизни.

Вдруг вопрос:
—       Вам нравится Сельвинский?
—       Нравится.
—       У него есть стихотворение «Человек умирал» ...
—       Знаю это стихотворение, но, мне кажется, вопреки названию, оно зовет к жизни,
—       Вы правы, но есть там и такие строки:

«Всякая жизнь,
          какая ни есть, —
          Это мир упущенных
          возможностей».

Не знаю, существует ли болезнь, способствующая оптимизму... Сельвинский пишет о чувствах, мимо которых мы иногда проходим, которые вносят в жизнь смысл, остроту, поэзию. Вам покажется это странным, но именно за время болезни я и начал многое видеть иначе...

С. как бы в раздумье разговаривал сам с собой.
—       ... Запах сена, падающие снежинки, шелест листвы ... Кто из нас в повседневной спешке обращает на это внимание? Все так обыденно, проза... А когда ты болен, то мечтаешь об этом, как страдающий жаждой — о воде.
—       Я вас вполне понимаю, подобное пережили, вероятно, многие. Но знаете пословицу: «Не умирай, пока живешь». А вы живете!
—       Согласен. Но не кажется ли вам, доктор, что в том, что меня называют «тяжелым» больным, сказались мои не очень удачные первые встречи с врачами? Я не хочу говорить о невнимательности, но просто об ошибке. Они ведь у врачей бывают. Говорят, даже неизбежны. Ведь, кажется, врач Мух сказал, что медицина является историей человеческих ошибок?
С. был убежден, что врачи «просмотрели» его болезнь.

Врачебная ошибка и ответственность врача...

Сколько об этом написано. Еще больше сказано.



Вопрос этот уходит корнями в древность — он так же стар, как и сама медицина.

Во времена вавилонского царя Хаммурапи (почти за две тысячи лет до нашей эры) за смерть больного лекарю отрубали руку, отрезали язык, выкалывали глаза и т. д. Русские летописи рассказывают о том, как врач князя Каракуча, после смерти последнего, по приказу великого князя Иоанна III был «сведен на Москву-реку под мост зимою и зарезан ножом, как овца».

Существовали попытки и своеобразного предотвращения ошибок. Так, врач-иностранец, приезжающий в Россию в XVI—XVII столетиях, должен был прежде всего практиковать в пограничном городе и кого-либо вылечить. Один из шотландских королей требовал, чтобы перед тем, как работать на родине, врачи 20 лет практиковали за рубежом, а с учетом неизбежности ошибок, предпочтительнее — во враждебных странах.

С тех времен понятие ответственности врача за его действия, в соответствии с развитием философских и юридических взглядов, претерпевало постоянные изменения.

В Советском Союзе действия врачей регламентируются законами нашего государства. Вся система советского здравоохранения, в частности обязательное вскрытие умерших в стационарах, деятельность судебно-медицинской экспертизы, обсуждение качества медицинской помощи на научных конференциях и др., служит совершенствованию уровня диагностики и лечения, уменьшению частоты врачебных ошибок.