Опыты «передачи мыслей» на расстояние

Иногда, говоря о гипнозе, упоминают и другое явление, нередко показываемое с эстрады. Речь идет о так называемых опытах «передачи мыслей». Явление это не имеет никакой связи с гипнозом, но, поскольку их часто ставят рядом по причине одинаково исключительной необычности, мы рассмотрим коротко и это явление. Между ним и гипнозом есть только одна существенная общая черта — там и тут предполагают наличие передачи мыслей от мозга к мозгу, а в действительности ни там, ни тут обнаружить ее не удается.

Как строятся опыты? Совершенно блистательно их проводили на эстраде два мастера — Михаил Куни и Вольф Мессинг. Второй пользовался большей известностью, поскольку у него была лучше поставлена реклама. Мне кажется, однако, что М. Куни проводил эти опыты красивее — спокойно, изящно, без невротического напряжения.

Из публики приглашаются несколько человек в жюри, обязанность которого — следить, чтобы не было никаких подвохов. Затем желающим предлагают принять участие в опытах. Участник пишет задание артисту, запечатывает его в конверт, передает в жюри. Артист берет задумавшего за руку, просит его все время думать о своем задании и мысленно приказывать его выполнять, идет вместе с задумавшим в зал и исполняет все, что задумано. Задание же бывает нередко сложным и, главное, бессмысленным. Например, нужно подойти к женщине, сидящей в 5-м ряду на 8-м месте, извлечь у нее из сумки кошелек, из него вытащить английскую булавку, с булавкой подойти к мужчине, сидящему в 20-м ряду на 27-м месте, отыскать у него в левом внутреннем кармане профсоюзный билет и острием булавки проткнуть вторую цифру номера билета — «3». Артист быстро и четко все выполняет, словно заранее был ознакомлен с заданием. В жюри вскрывают конверт, громко зачитывают задание, все совпадает до тонкостей — раздаются заслуженные аплодисменты.



Ключ к ларчику — идеомоторный акт
Объяснение этих очень интересных опытов несложно. Уже из обязательных условий, которые ставят артисты, становится ясным, что истинного чтения мыслей тут нет. Основных условий два:
— задумать надо только какое-то действие; отгадать фразу или слово артист не берется (сразу возникает сомнение — ведь мысль может быть выражена и словом, зачем же непременно нужно действие, если речь идет именно о мысли?);
— надо держаться за руки, причем задумавший должен все время мысленно помогать артисту; если он будет стараться скрыть то, что задумал, опыт не удастся.

В основе рассматриваемых опытов лежит так называемый идеомоторный акт. Оказывается, при мысли, идее о каком-то движении, моторном акте мы, сами того не подозревая, незаметно его совершаем, хотя бы в самой ничтожной степени. Подвесьте на нитке какой-то металлический предмет, например ключ, и держа верхний конец нитки в руке, заставляйте мысленно ключ вращаться по часовой стрелке. Если у вас хватит терпения на несколько минут, ключ начнет вращаться. Его можно остановить — тоже мысленно, потом заставить вращаться в обратную сторону и пр.

Аналогичная ситуация складывается и в случае опытов, о которых идет речь. Артист и автор задания идут, держась за руки. Когда они доходят до нужного ряда, рука задумавшего чуть вздрагивает — ведь он усиленно повторяет мысленный приказ: «Сюда, сюда!» Речь не идет, разумеется, о номере ряда, номере места. Нет, только конкретно — сюда или не сюда, этот человек или не этот человек. Путем проб и ошибок артист очень оперативно доходит до конца, причем по мере выполнения задания идущий рядом с артистом человек, особенно если он впервые участвует в подобном опыте, все более восхищается успехами артиста и помогает ему все энергичнее. Один артист рассказывал, что был случай, когда последнее действие (надо было проткнуть иглой документ — потому в нашем случае фигурирует именно этот пример) задумавший сделал буквально сам, мощно двинув в нужном направлении руку артиста.

В отличие от гипноза, эти опыты можно проводить дома. Они очень занимательны, остается только пожелать читателю успеха в их освоении.

Между прочим, именно идеомоторный акт лежит в основе опытов столоверчения и других спиритических экспериментов. Об этом еще в конце прошлого века убедительно рассказала специальная комиссия во главе с Д. И. Менделеевым, которую пригласили разобраться с этим делом. Спиритические сеансы получили чрезмерное распространение среди русской интеллигенции. Вспомним пьесу Л. Н. Толстого «Плоды просвещения». Любопытно, что одним из лидеров спиритизма в России был коллега Менделеева, крупнейший химик А. М. Бутлеров.

Итак, ни гипноз, ни опыты «передачи мыслей» не доказывают нам наличия такой передачи. Может быть, есть другие случаи, когда мысли от мозга к мозгу все-таки передаются?