Кора мозга и внутренние органы

Изучая вегетативную нервную систему и внутреннюю секрецию, некоторые ученые придавали этим регуляторам роль высшей автономной инстанции. Предполагалось, что если мы, например, не можем сознательно управлять своим желудком, то, следовательно, кора мозга не имеет к нему никакого отношения. И. П. Павлов выдвинул положение о том, что кора головного мозга «держит в своем ведении все явления, происходящие в теле».

В свете этих идей, подтвержденных многочисленными исследованиями советских физиологов и клиницистов, различные переживания могут вызвать определенные заболевания внутренних органов: гипертоническую болезнь, язвенную болезнь и т. д. В этих случаях первоначально заболевают не сосуды или желудок, а управляющие ими нервные центры. Кора головного мозга не только осуществляет психическую деятельность, но и руководит внутренним хозяйством организма. Поэтому хотя мы сознательно не можем управлять внутренними органами (эта сфера всегда находится в подсознании), однако те или иные сдвиги в сознательной сфере могут оказывать очень большое влияние на все процессы, идущие в теле. Сознание и подсознание, о которых мы еще будем говорить, представляют собой результат деятельности одних и тех же корковых центров.

Стало наконец понятно, почему вера больного в свое выздоровление, вера во врача имеет такое большое значение. И. П. Павлов говорил, вспоминая великого русского врача Сергея Петровича Боткина, что лечило часто одно его слово, одно посещение больного, и много раз приходилось слышать от его учеников-клиницистов печальное признание, что те же рецепты (и, по-видимому, при подобных же случаях) оказывались недейственными, хотя творили чудеса в руках С. П. Боткина. Вера в выздоровление укрепляет нервную систему, а отсюда и весь организм. Это помогает бороться с болезнью. Вспомним рассказ О Генри «Последний лист». Глубокая осень. Больная девушка, лежа у окна, считает, сколько листьев осталось на оголенных ветвях дерева. «Я умру, — говорит она, — когда упадет последний лист». И вот остается всего один лист. Проходит много дней, и он не падает. Девушка постепенно поправляется. Только тогда узнает она, что сосед — старый художник — нарисовал лист на стене противоположного дома в ту ночь, когда с дерева упал последний лист. Подобный случай мог иметь место в жизни. Девушка могла бы умереть, не будь на дереве последнего листа, поддерживавшего ее надежду выздороветь.

Зная теперь, что все внутреннее хозяйство организма подчиняется коре мозга, мы можем мечтать о том времени, когда сумеем через мозг управлять любым органом человека. Если мы найдем приводы к каждому органу, это будет, может быть, еще более важным путем нормализации функций, чем то воздействие малых доз сывороток, о котором мы будем говорить в беседе 11. Это будет еще более важным потому, что работа органа зависит не столько от активности его клеток, сколько от импульсов, идущих к нему от высших отделов мозга. Возрождение акупунктуры, иглоукалывания как формы рефлексотерапии в этом плане, безусловно, оправдано. Однако воздействие через высшие отделы мозга, мощно мобилизующее возможности сознания и подсознания, добавляемые к локальным механизмам, должно быть, несомненно, объектом энергичного научного поиска.