Что такое летаргический сон?

Иногда сон длится гораздо больше, чем положено, — не 7—8 часов, а несколько недель или даже лет. Такой сон получил название летаргического.

Известен случай, когда в такой сон погрузилась девочка 4 лет и проспала 18 лет. Проснулась она уже взрослой девушкой. Однако сразу по пробуждении потянулась к кукле. Ее мозг остался на том уровне развития, каким она располагала в 4 года, ибо никакие впечатления не обогащали психику, жизненный опыт не накапливался. В нашей печати много писалось о сне больного Качалкина. Он проспал 22 года, заснул в возрасте 35 лет, а проснулся полысевшим пожилым человеком. За пробуждением этого больного наблюдал в 1918 году И. П. Павлов.

Больных, находящихся в состоянии летаргического сна, необходимо кормить. Если сохранен глотательный рефлекс, достаточно бывает ввести пишу в полость рта. При более глубоком сне, когда даже этот рефлекс является нечетким и больной поперхивается, приходится прибегать к введению пищи через зонд или питательную клизму. Иными словами, уход нужен такой, как за парализованным человеком. Конечно, больной не расходует энергию на работу, поэтому пищи ему нужно примерно вдвое меньше, чем человеку умственного труда в обычный рабочий день. В состоянии летаргического сна все органы функционируют. Приведенные примеры показывают, что идут все естественные возрастные преобразования. Общение же мозга с внешним миром резко лимитируется.



Причина летаргического сна, конечно, глубокая патология. Сон в этих случаях как бы стремится предохранить мозг от дальнейшего разрушения, но восстановить не может. Ослабление патологического процесса освобождает больного от этой защиты, но он остается тяжело больным. Про сон Качалкина писалось много, но немногие знают о его дальнейшей судьбе. После пробуждения его оставили при больнице в должности садовника. Через год он скончался.

В печати порой появляются сенсационные сообщения о неких антиподах Качалкина и подобных ему больных — людях, которые вообще не спят много лет. Как правило, эти сведения бывают лишь в общей прессе; научных публикаций о таких случаях не было. В чем же дело? Не думаю, что кто-то намеренно обманывает журналистов, а те вводят в заблуждение читателей. Возможно, имеет место недоразумение, для которого даже есть известное основание. Дыма без огня, как говорится, не бывает. Например, человек в результате какого-то потрясения или контузии перестал осознавать момент своего пробуждения. Никто из нас не помнит, как заснул, но зато все мы помним, как вышли из объятий сна. Если же человек потерял это осознание пробуждения, он честно уверен, что не спал. Того, кто спит 7—8 часов, поймать на невольном обмане легко. Если же человек и спит-то мало (контузия могла дать и такой результат), то его видят всегда на ногах, а он уверяет с чистым сердцем, что вообще не сомкнул глаз. Никто не устраивает ночной вахты для проверки этих фактов — меньше всего времени и желания нести такую вахту у журналиста. Он, узнав о факте, взял интервью — и дал публикацию. Никто никого не обманул, а факта нет!