Как работают наши органы чувств?

Из всего сказанного в предшествующих беседах совершенно ясно, какое колоссальное значение имеют воспринимающие приборы нашего организма. С одной стороны, через них внешний мир влияет на центральную нервную систему, изменяя работу различных органов. Без раздражения рецепторов нет рефлекса. С другой стороны, все богатство психики обусловлено приходящими через органы чувств сигналами из внешнего мира и из недр организма. Значит, и самые высшие проявления связи со средой немыслимы без органов чувств, тонко анализирующих внешнюю и внутреннюю среду, а потому названных Павловым анализаторами.

Мы отмечали уже неверность распространенных в быту представлений о наличии у нас всего 5 чувств. Ведь в одной коже их не меньше четырех! Однако с некоторым уточнением цифру 5 можно все-таки оставить, если, во-первых, говорить не о видах чувствительности, а именно об органах чувств (кожа, язык, нос, ухо, глаз), во-вторых, подчеркивать, что это только внешние органы чувств. Помимо них имеется и бесчисленное множество нервных приборов, пронизывающих все ткани тела и посылающих в мозг сигналы о состоянии нашего «внутреннего хозяйства». Рецепторы эти не собраны в виде отдельных органов, и потому в отношении внутренних чувствительных аппаратов можно говорить лишь о видах чувствительности. С научной точки зрения это более правильно и при рассмотрении внешних органов чувств — ведь для понимания работы организма важно прежде всего, какие именно раздражения, т. е. какие изменения среды (химические, физические и т. д.), воспринимаются нервной системой. Поэтому, переходя к рассмотрению отдельных чувствительных приборов — сначала внешних, затем внутренних, — мы будем говорить именно о видах чувствительности, а не об органах чувств.



Укажем еще раз, что в задачу воспринимающих приборов входит сигнализация не столько об определенном состоянии внешней среды, сколько именно о происходящих в ней изменениях. Иными словами, анализаторы призваны нести нам именно информацию, т. е. новые сведения. В связи с этим в ходе эволюции выработалось интереснейшее свойство большинства чувствительных аппаратов, именуемое адаптацией (от лат. adaptacio — приспособление,  привыкание).  Каждый из  нас  бесчисленное количество раз испытывал это свойство органов чувств на себе. Так, при вхождении в реку вода кажется очень холодной, а через несколько десятков секунд температура ее становится как бы безразличной — она теперь не производит впечатление ни теплой, ни холодной. То же самое при погружении в ванну с горячей водой. Вначале вода обжигает, но очень скоро мы перестаем чувствовать это. Часто, находясь в душной атмосфере, мы не ощущаем спертости воздуха, хотя входящий в комнату требует немедленно открыть форточку. Конечно, у завзятых курильщиков обоняние вообще значительно понижено, но в данном случае причиной является именно адаптация.

Не надо, впрочем, думать, что мы адаптируемся к любым раздражениям. Если раздражения сильны, а значит, могут принести вред организму, адаптация не наступает. Мы знаем, например, что на жестком полу бывает трудно заснуть: боль от давления твердого ложа на чувствительные участки тела не уменьшается, а часто, наоборот, растет. Не только сила раздражителя отменяет адаптацию. Есть вид чувствительности, который не имеет права на данное свойство, — мышечное чувство. Сигналы от наших мышц, оповещающие мозг о степени их напряжения, включены в обратную связь, необходимую для поддержания позы. Если бы наступила адаптация, изменились бы сила и частота импульсов, идущих к мышцам; поэтому данный вид рецепторов и их центральных адресатов всегда начеку.

Познакомившись с основными свойствами чувствительных приборов, перейдем теперь к более детальному рассмотрению отдельных видов внешней чувствительности.