Первые попытки переливания крови

Говоря о физиологии крови, нельзя не остановиться на переливании ее — мощном лечебном средстве, спасающем, особенно во время войны, десятки тысяч жизней.

Уже с глубокой древности кровь считалась важнейшим носителем здоровья, притом не только физического, но и душевного. Поэтому, с одной стороны, при тех или иных болезнях широко (особенно в средние века) применялись кровопускания — удаление «дурной» крови; с другой стороны, врачи постоянно пытались найти способы переливания крови. Однако операция эта грозила столькими опасностями, что один врач XVI века, описав, как можно было бы перелить кровь, предупреждал тут же, что, готовясь к операции, надо заранее обеспечить себе возможность безопасного бегства.

переливание крови

Только в 1667 году в Париже было впервые произведено несколько удачных переливаний крови. При этом человеку вливалась кровь животного — ягненка или барана. Ученые Денис и Эммерец обосновывали это тем, что животные не портят своего здоровья ни излишеством в пище и питье, ни сильными страстями, а значит, кровь барана ценней человеческой.

Однако после нескольких удачных переливаний последовал ряд смертельных случаев, и о переливании стали говорить, что для этой операции надо иметь не одного барана, а трех: первого — от которого переливают, второго — которому переливают, третьего — который переливает. Переливание крови было запрещено, и прошло более двух столетий, прежде чем оно получило наконец распространение.



Об одном замечательном человеке.

Одним из пионеров переливания крови в советской медицине был Александр Александрович Малиновский. Имя это известно в основном лишь его коллегам-медикам, специалистам в области переливания крови. Однако человека этого, не ведая его истинного имени, знают под другой фамилией очень и очень многие. Все, кто изучал философию в вузе или вообще, интересуясь ею, читал книгу В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», знают фамилию Богданов. Она представляет собой партийную кличку Малиновского, врача по образованию. После поражения революции 1905—1907 годов группа партийных интеллигентов покачнулась в своих философских воззрениях и стала скатываться на позиции субъективного идеализма толка Маха — Авенариуса. В группу эту входил и А. В. Луначарский, в Дальнейшем выдающийся деятель нашей партии и государства, но возглавил ее А. А. Богданов-Малиновский, как самый сильный философ. Он написал трехтомный труд «Эмпириомонизм», и тогда В. И. Ленин вынужден был отложить другие дела и взяться за философское оружие, чтобы отстоять чистоту марксистской философии. После того как его философские ошибки были вскрыты Лениным, Богданов-Малиновский от философии в прямом смысле слова отошел. Вскоре после выхода в свет книги Ленина, в 1908—1912 годах, Богданов-Малиновский написал две научно-фантастические повести: «Красная звезда» и «Инженер Мэнни». В 20-х годах они были переизданы под истинной фамилией автора — А. А. Малиновский. Книги эти интересны и своими художественными достоинствами, и содержанием. Герои их используют для межпланетных полетов «антигравитон» — субстанцию с отрицательными гравитационными свойствами, обусловливающими не притягивание, а отталкивание летательного аппарата от планеты. Фантастика Жюля Верна так далеко не заходила! Самое же главное — в книгах А. А. Малиновского в художественной форме нарисована жизнь будущего коммунистического общества; нарисована она под видом жизни на Марсе — планете, более старой, чем Земля, прошедшей в связи с этим более длительный путь социального развития. В 1913 году появилось двухтомное руководство по политической экономии, одним из авторов которого являлся Богданов-Малиновский; оно было настольной книгой целого поколения русских революционеров. В 1926 году Малиновский стал одним из организаторов и первым директором учреждения, ставшего ныне Центральным институтом переливания крови в Москве. В 1928 году директор института А. А. Малиновский трагически погиб, ставя на себе опасный опыт по переливанию крови. История медицины учит — и это ярко показал В. В. Вересаев в своих «Записках врача», — что самые рискованные опыты передовые врачи часто ставили прежде всего на себе. Один из таких опытов стоил Малиновскому жизни.

В 1913 году вышел 1-й, а в 1928—1929 годах, уже посмертно, 2-й и 3-й тома его большой научно-философской работы «Тектология, или всеобщая организационная наука». Этот труд Богданова-Малиновского сегодня ценят наши советские философы. Он считается предтечей кибернетики Винера и «общей теории систем» Л. Берталанфи. Там представлены принцип обратной связи и ряд других моментов, общих для управления и связи в живом организме и машине. Важно, что Винер сформулировал основные положения кибернетики на базе своей совместной творческой работы с физиологами — Розенблютом, Кэнноном и другими; он шел от точных наук, они — от биологии. А. А. Малиновский сумел разработать эти вопросы, идя от медицины к точным наукам. Если бы личность Богданова-Малиновского не была в тени из-за философских ошибок начала века, тектология была бы замечена и оценена раньше. Быть может, мы говорили бы не о кибернетике Винера, а о тектологии Богданова-Малиновского.