Мир наших сновидений

Данная тема требует весьма серьезного разговора, и поэтому ей надо предпослать некоторые общие замечания. Дело в том, что вопрос о понимании природы сновидений, каким бы странным это ни могло показаться на первый взгляд, имеет непосредственное отношение к вопросу о происхождении религиозных верований.

Все религии, у какого бы народа они ни существовали, на каких бы языках и континентах их ни исповедовали, удивительно похожи друг на друга. Они — словно близнецы, причем однояйцевые. Каждая религия включает обязательно два блока представлений: во-первых, учение о боге или богах — всемогущих силах, правящих миром, во-вторых, учение о душе и теле, о двойственной природе человека. Почему так сходны религии разных народов?

Ответ на этот вопрос надо искать, конечно, в происхождении религиозных верований. В качестве разгадки предлагалось немало версий. Французские просветители конца XVIII века решали вопрос очень просто. Гольбах писал, что религия произошла от встречи глупца с обманщиком. В деятельности отцов церкви было, бесспорно, столько обманов, обеспечивавших выгоду служителям культа, что в полемическом задоре родилось соответствующее мнение о корнях религии. Конечно, оно не выдерживает никакой критики. Обманы имели место, но в большинстве священнослужители были, вне всякого сомнения, честными людьми. Иногда поразительное сходство разных религий приводило к мысли о том, что первобытных людей обучили этому какие-то инопланетяне, посетившие нашу Землю, после чего один народ заимствовал эти верования у другого.

Однако никакой необходимости в подобных предположениях нет. Договоримся сразу, что здесь надо пустить в ход бритву Оккама. Что это за режущий инструмент?



Инструмент этот предложен для того, чтобы резать не вещи, а негодные мысли. Средневековый философ и богослов Уильям Оккам выдвинул тезис: «Не измышляй излишних сущностей». Иными словами, если какое-то явление можно объяснить на основании уже известных знаний и истин, не надо выдвигать новые предположения, которые еще сами по себе нуждаются в доказательстве. Бритва Оккама, позволяющая отсекать ненужные домыслы и вошедшая в науку под этим названием, пригодится нам еще не раз. Применим ее и в данном случае.

Нет никакой необходимости предполагать возникновение религии у одного народа и последующее заимствование ее другими. Религиозные представления закономерно возникали и не могли не возникнуть в недрах каждого народа, когда он в своем развитии дорастал до необходимости объяснить мир. Представления эти были определенным этапом в развитии человеческого сознания, и все народы через них прошли.

Первая часть любой религии — учение о всемогущих божественных силах — возникла, как все мы прекрасно знаем со школьных лет, из-за необходимости понять стихийные силы природы. Гром, молния, землетрясение вызывали у людей постоянный страх. Когда появилась потребность понять, что это такое, первым объяснением, конечно, была мысль о том, что какие-то могучие живые существа трясут землю и небо. Рождались боги — у каждого народа в свое время. Другого объяснения природных катаклизмов люди не имели, а это объяснение напрашивалось само собой.

Вторая часть любой религии — учение о дуализме души и тела — также возникла из потребности понять жизненные явления. Корень, из которого выросло раздвоение нашего существа на материальное тело и нематериальную, неосязаемую душу, — неумение объяснить сновидения. Представим себе первобытного человека, который только что начал задумываться над тем, что вокруг происходит. Как он мог объяснить сновидения? Рядом кто-то заснул. Казалось бы, он выключился из жизни, лежит, как неодушевленный предмет, не общается с окружающими. Между тем, проснувшись, он говорит, что был в это время далеко, участвовал в тех или иных событиях, видел различных людей, часто уже умерших... Как было это понять? У каждого народа находился наконец какой-то первобытный «гений», который догадывался, что из тела с наступлением сна нечто уходит, где-то бродит. Тело лежит как бы неживое. Затем это нечто возвращается, и тело оживает. Никто не смог обойти этих представлений, ибо другого объяснения поначалу быть не могло. Таким образом, непонимание сновидений сыграло важную мировоззренческую роль, а именно повело представления людей о мире по ложному пути, долгое время питая религию и идеализм.