Разгадка телекинеза

Наряду с парамедициной другим феноменом в группе экстрамоторики, причем наиболее ярким и типичным феноменом этого рода, является телекинез — перемещение предметов на расстояние путем определенного волевого воздействия. В Ленинграде в 1964 году была публикация о некой Нинели Сергеевне Кулагиной, которая могла перемещать предметы, не прикасаясь к ним. Специальная комиссия ученых под председательством уже знакомого нам профессора Л. Л. Васильева констатировала истинность феномена, о чем и свидетельствовала публикация. Через два года в Москве печать отметила необычные возможности Н. С. Михайловой, которая могла на расстоянии путем движений рук вызывать движения магнитной стрелки компаса. В Канаде появился в конце 60-х — начале 70-х годов некто Ури Геллер, который показывал еще более любопытные возможности: он мог волевым усилием сгибать находящийся в кармане, поблизости от тела, металлический предмет, например ключ.

Ури Геллер

Пытаясь дать теоретическое объяснение этим феноменам, прибегали вновь к биополю, предполагая, что оно может являться каналом для передачи не только информации, но и энергии. Наш известный психолог В. Н. Пушкин высказал даже, очевидно полушутя, предположение: может быть, Геллер изгибает не предмет, а пространство, в котором этот предмет находится, потому и предмет оказывается изогнутым.



Перед тем как рассказать о ключе к ларчику телекинеза, в том числе и об искусстве сгибать ключи, зададимся следующим вопросом. Если бы наш феноменальный иллюзионист Арутюн Амаякович Акопян захотел бы в порядке фокуса воспроизвести то, что делает Геллер, причем заявил бы, что это не фокус, а истинный факт, могли бы ученые «поймать» его на обмане? Я убежден, что не могли бы. Иллюзионное искусство достигло высокой степени совершенства, а талант Акопяна непревзойден. Конечно, предположи ученые, что их дурачит иллюзионист, они искали бы ключ к ларчику более усердно, хотя и тут, как я полагаю, усердие скорее всего было бы бесплодным. Однако ученые — люди честные, они редко проявляют ту подозрительность, к какой приучены работники уголовного розыска.

Для чего я все это говорю? Для того, чтобы обелить память Л. Л. Васильева. Дело в том, что в дальнейшем о Н. С. Кулагиной были крайне противоречивые публикации. С одной стороны, утверждалось, что она — искусная иллюзионистка, обманывающая ученых. Не вполне праведная ее жизнь способствовала поддержанию подобной репутации. Стрелку компаса в Москве вращала также Н. С. Кулагина, называвшая себя иногда Михайловой. 28 июня 1968 г. газета «Правда» сообщала, что под одеждой иллюзионистки были спрятаны два магнита, перемещения которых вблизи компаса, естественно, влияли на его стрелку. Н. С. Кулагина привлекла редакцию журнала «Человек и закон» к ответственности за оскорбление ее чести и достоинства. 17 декабря 1987 г. народный суд Дзержинского района Москвы при участии исследовавших Н. С. Кулагину известных ученых в области радиоэлектроники — академиков Ю. В. Гуляева и Ю. Б. Кобзарева — в качестве свидетелей признал обвинений в мошенничестве не доказанными. Вопрос остается открытым: ученые, не прибегая к помощи экспертов-иллюзионистов, доверяют феноменам, демонстрируемым Н. С. Кулагиной (помимо телекинеза и вращения магнитной стрелки она иногда показывала способность засвечивать фотопленку и отклонять луч лазера), но в то же время объяснить их пока не могут. Что касается Ури Геллера, о котором в свое время восторженно высказывались выдающиеся физики, то он был разоблачен одним из иллюзионистов и публикаций о нем больше нет.

Таким образом, если фокусы филиппинских хилеров можно отнести по классификации Менделеева к категории иллюзий и вымыслов типа святой лжи, то с телекинезом дело гораздо сложнее.

Думаю, что телекинез — это тот оселок, на котором феномены парапсихологии и концепция биополя могли бы наиболее убедительно доказать свое право на существование. В отличие от всех остальных проявлений экстрасенсорики и экстрамоторики мы сталкиваемся здесь с четкими экспериментальными условиями. Феномен претендует на воспроизводимость. Энтузиастам парапсихологии надо посоветовать заняться серьезнее именно этим феноменом, что позволило бы им либо победить скептиков, либо самим отрешиться от иллюзорных концепций.

Конечно, электростатическая или термическая эманация от рук экстрасенсов тоже может изучаться объективно, однако и при наличии выраженных феноменов этого рода они, вообще говоря, попадают в категорию известных фактов, т. е. принципиально новых объяснений не требуют и, таким образом, мельничных колес парапсихологии вращать не могут.