Загадка сна

Разгадывая все полнее загадку сна, наука сорвала покров тайны и с его самого занимательного спутника — сновидений. Кратко познакомившись с современными представлениями о природе сна, мы можем теперь всецело отдаться миру ночных картин и событий.

Мы уже знаем, что сновидения посещают нас главным образом в состоянии быстрого сна. Почему же они возникают? Рождаются они потому, что отдельные нервные следы и связи между ними, крупицы из залежей былых впечатлений освобождаются от состояния торможения. Понятно, что если оживают какие-то кадры нашей «кинопленки», мы видим то, что на них запечатлено. Разумеется, сопоставление с кинопленкой приведено только для наглядности. Смешно было бы серьезно сравнивать такой сложнейший живой орган, как мозг, и такой простой предмет, как кинопленка. Однако для наглядности изложения такой пример можно использовать.

Приведенное объяснение заставляет сделать следующий важнейший вывод: присниться может только то, что уже имеется в мозгу; ничего другого мы увидеть не можем! Ярким подтверждением этого являются наблюдения над людьми, слепыми с первого дня жизни. Они не видят снов в обычном смысле этого слова. Они во сне ощупывают различные предметы, ощущают звуки, запахи, но ничего не видят во сне, ибо ничего не видели в жизни, таких кадров на их «мозговой кинопленке» не отснято. Даже те, кто в детстве видел, но в дальнейшем потерял зрение, утрачивают зрительные картины во сне.



В ответ на высказанное утверждение скептик немедленно возразит: если во сне всплывает только то, что уже есть в мозгу, почему же сновидения никогда в точности не воспроизводят былого; и можно даже утверждать обратное — снится, как правило, то, чего не было. Как говорил И. С. Сеченов, сновидения — это только небывалая комбинация бывалых впечатлений.

Иными словами, на вопрос, что же представляют собой сновидения — были или небыли, нельзя ответить однозначно. С одной стороны, это были, ибо все впечатления, какие всплывают в сонном сознании, берутся из кладовых нашей памяти. С другой стороны, это небыли, ибо впечатления скомбинированы так, как они в прошлом не встречались. Получается своеобразный винегрет из бывалых впечатлений. Все его составные части имеются в нашем мозговом хранилище, но смешаны они причудливым образом.

Касаясь характера оживающих во сне образов, можно задать законный вопрос: почему у одних людей сны являются цветными, а у других нет? Связано это с большей или меньшей ролью, какую играет цвет в жизни данного человека. Возьмем, к примеру, художников. Есть художники-живописцы, которые не мыслят себе изображение действительности без красок, видят ее только в цвете. Есть художники-графики, которые всю жизнь пишут черным по белому. У них на первом плане не цвет, а рисунок, очертания предмета. Простая житейская ситуация тоже может пояснить различия между людьми по интересующему нас вопросу. Спросите у прохожего, как пройти к школе № 5. Один ответит: «А вон четырехэтажное здание с колоннами, перед ним стоят две машины». Другой скажет: «А вот коричневое здание». Для него важен цвет, а не очертания. Сразу ясно, кто из этих двух людей видит цветные, кто черно-белые сны.

Хотя содержание сновидений всецело определяется впечатлениями, накопленными на протяжении многих лет жизни, сознания сонное и бодрственное существенно различаются. Во сне ваше мироощущение оказывается гораздо более образным и эмоциональным. Мы видим различные картины, переживаем по их поводу, а осмыслить должным образом не можем. Надо полагать, что синхронизирующие механизмы, господствующие в сонном мозгу, в большей мере связаны с первой сигнальной системой и эмоциональной сферой. Не случайно сон называют царством наших эмоций. Механизмы второй сигнальной системы, связанной с абстрагированием, речью и мышлением, во сне функционируют куда слабее. Данные последних лет говорят о том, что полушария мозга в рассматриваемом плане неравнозначны. Правое полушарие связано с образным мышлением и во сне играет главенствующую роль. Левое полушарие, где у нас находится и центр речи, тяготеет к обобщенному мышлению и в состоянии сна бывает менее активно.