Обеденный перерыв

Вашему организму не так уже важно, чем вы пообедаете. Это не значит, что можно всю жизнь питаться леденцами, терпение гомеостатических механизмов не беспредельно, но невозможно ведь и установить раз и навсегда постоянный паек из скольких-то граммов белков, жиров и углеводов — тоже тоска возьмет. К счастью, природа бдительно охраняет ваш гомеостаз, и подобно тому, как в легочных альвеолах состав воздуха уже стабилизирован, так и пищеварительный аппарат (преимущественно тонкий кишечник) приводит в порядок свое содержимое. Разумеется, при участии сосудов. Это удивительно, но посудите сами.
Чтобы переварить хороший обед, нужны не только ферменты, но и очень много жидкости, которую можно получить только из крови, других ресурсов нет. Плазма крови, фильтруясь сквозь капилляры пищеварительных желез, попадает в просвет кишки не наобум, а в соответствии с вашим меню. Недостача тех или иных веществ восполняется самим организмом, в кишечнике образуется химус, по составу близкий к той стандартной диете, которую нет ни желания, ни возможности соблюсти. Таким образом, на обоих входах в организм — в легких и пищеварительном тракте — создается приближенный, предварительный гомеостаз. В венозную кровь кишечника всасывается поэтому достаточно стабилизированная по составу жидкость, и это позволяет избегнуть рефлекторных возмущений регуляции кровообращения — хемо-рецепторных сверхсильных воздействий. Заодно в кишечник фильтруются и некоторые отходы, имеющиеся в крови, а жидкость, взятая из крови, возвращается ей.
Значит, между кишечником и кровью происходит постоянный и очень интенсивный обмен жидкостью; чтобы восполнить недостаточное количество жидкости, проще всего напиться. Потеря крови всегда сопровождается жаждой — вспомните раненого Теркина. Питье, близкое по составу к плазме крови, более действенно, чем вливание в вену, так как кишечник в таких условиях всасывает жидкость не хуже песков Сахары.
Как реагируют сосуды на кровопотерю, читатель может сообразить и сам — снижение артериального давления ведет к сужению сосудов и усиленной работе сердца.
Однако мы отвлекли вас от обеда. Вся кровь, оттекающая от органов пищеварения (кроме прямой кишки), течет не в общий коллектор, не в полую вену, а в воротную вену печени. Этот орган огромен и сложен. Насыщенная вашим обедом кровь проходит в печени многообразную биохимическую обработку и, перемешиваясь затем с венозной кровью самой печени, вступает в нижнюю полую вену, в правое предсердие, где смешивается с поступившими из верхней полой вены жирами, затем в правый желудочек и наконец в малый круг, здесь в нее добавляются задепонированные ингредиенты, и вот она готова вновь служить вам в полную силу.
Органы живота содержат в своих сосудах много крови. Это своего рода резерв, откуда кровь может быть быстро мобилизована. При тяжелой работе мышцы требуют огромного кровотока: иногда в семьдесят и даже сто раз больше, чем в покое. Заметьте, что масса мышц — половина вашей массы. Во время бега, когда общий кровоток у хорошего спортсмена достигает 35 л в минуту, мышцы получают около 80 % этой крови. Это достигается не только усиленной работой сердца, но и резким ограничением кровотока в органах брюшной полости. И не только кровотока, но и объема крови в сосудах кишечника, желудка, селезенки. Селезенка — нечто вроде кровяного депо, где хранится запас крови, да еще с повышенным количеством эритроцитов. В критический момент она сжимается и выбрасывает свои резервы в общий котел. Сокращение мышц брюшного пресса, усиленное движение диафрагмы при тяжелой работе способствуют мобилизации кровяных ресурсов; неработающие мышцы, кожу можно тоже на время обделить кровоснабжением, пока не начнется перегрев тела. Брюшные органы более выносливы к лишениям. Кроме почек, которые, по правде говоря, не брюшные органы, они находятся позади брюшной полости и вне ее. Здесь кровоток жестко регламентирован. Через почки за несколько минут проходит вся кровь, здесь она очищается от избытка солей, от азотистых шлаков, а из отфильтрованной мочи большая часть воды реабсорбируется и возвращается крови вместе с солями и другими нужными организму веществами.
Как уже говорилось, аппарат реабсорбции позволяет поддерживать высокое артериальное давление. Не будь этого механизма, вся жидкая часть крови за считанные минуты ушла бы из организма. Если мочеточники гуся, идущие, как у всех пернатых, в клоаку (где происходит реабсорбция), вывести наружу, птица непрерывно и жадно пьет. Ни на что другое не остается времени. Понятно, что кровоток в почках нельзя уменьшить. Действительно, даже небольшие расстройства почечного кровообращения крайне опасны, так как ведут к тяжелой гипертонии, отличающейся по механизму от обычной. Хорошо хотя бы уже то, что у почки большой запас прочности: удаление одной почки не ведет к тяжелым последствиям.
Если вам удалось переварить все это, то закончим здесь обеденный перерыв.