Верблюд

Раздражая блуждающий нерв рыбы током разной частоты и силы, можно вызвать рефлекторное понижение или повышение тонуса сосудов и соответственно учащение или урежение сердцебиения. Напомним, что у рыб сердце не имеет симпатической иннервации, «специфического ускорителя». Такие опыты многократно проведены нами и другими учениками М. Г. Удельнова. Но этого мало. Средоточие чувствительных нервных окончаний рыбы — ее жабры. Отсюда тоже могут быть вызваны рефлексы противоположных знаков. Рефлексы с жабр совершенно необходимы рыбе: полное выпускание крови не убивает рыбу, зато анестезия жабр новокаином вызывает гибель. И это понятно: в области жабр происходит соприкосновение внутренней и внешней среды, отсюда идут наиболее важные сигналы.
Теперь пригласим вооруженного знаниями читателя участвовать в нашем большом многолетнем исследовании регуляции сосудов с тех позиций, которые ясны из предыдущих глав, то есть с объединенных позиций школ Черниговского и Удельнова. Подробности доскажем по ходу дела.
Начнем с лягушки. Мы помним, что в опытах Черниговского раздражение сердечных хеморецепторов никотином понижало артериальное давление (то есть тонус сосудов), а выключение рецепторов сердца новокаином повышало его. Эти опыты В. Н. ставил на кроликах. Предполагается, что в рефлексах участвовали преимущественно хеморецепторы.
Проверим, как реагируют сосуды на сигналы хеморецепторов и механорецепторов. Начнем с последних. Для этого сердце изолируем от сосудистой системы, которую станем перфузировать под постоянным давлением. Перфузат входит в аорту и вытекает каплями из брюшной вены, число капель в минуту — показатель сосудистого тонуса, «интегрального» тонуса. Давление в желудочке сердца будем изменять под контролем водяного манометра. Подчеркиваем, что сердце сохраняет с организмом только нервные связи, и если каплеписец изменит частоту записываемых капель, то это и есть рефлекс с сердца на сосуды — через сосудодвигательный центр. Давление в желудочке — 2 мм водного столба; отток не изменяется. Четыре миллиметра — отток вырос почти вдвое. Шесть — отток, т. е. сосудистый тонус, вновь равен исходному. Дальнейшее повышение давления в сердце ведет к росту тонуса: отток падает при давлении от 8 до 50 мм водного столба, а если еще повышать давление, то тонус снижается вплоть до внутрисердечного давления 250 мм водного столба и достигает примерно той же величины, что была в самой низкой точке кривой — при давлений 4 мм водного столба.
А вдруг это не рефлекс? Получим точные доказательства: разрушим сосудодвигательный центр, перережем вагусы, симпатикусы — в любом из этих случаев всякие ответы сосудов на изменения давления в сердце исчезают.
Исследуем теперь хеморецепторы лягушачьего сердца. Для этого возьмем стандартный по размерам кусочек промокашки, пропитанный раствором никотина. В первом опыте на поверхность сердца наложим бумажку с физиологическим раствором, чтобы убедиться, что сама бумажка не является существенным раздражителем. Нет, не является: давление не изменилось. Теперь попробуем раствор никотина в повышающейся концентрации. Начнем с разведения в сто миллиардов раз. Чтобы пропитать этой жидкостью квадратик фильтровальной бумажки, хватит четверти капли раствора — сотой доли кубического сантиметра; на рецепторы попадет лишь малая часть того, чем пропитана бумага,— не более десятой части. Но если подействует даже десятая часть, то это составит 1 г, разделенный на единицу с шестнадцатью нулями,— рецепторы сердца травяной лягушки реагируют на эту дозу, и артериальное давление понижается. (Кстати, какие сигареты вам больше нравятся?)

Страницы: 1 2 3 4 5