Остерегайтесь дракона века — малоподвижности

Страницы: 1 2 3

Наш современник академик Н. М. Амосов пишет: «Те отличные резервы, которые запрограммировала природа в человеке, запрограммированы в нас очень хитро. Резервы существуют только до тех пор, пока человек максимально их использует, упражняет. И как только упражнения прекращаются, резервы тают. Это давно известно. Попробуйте уложить здорового человека на месяц в постель так, чтобы он ни на секунду не встал, — получите инвалида, разучившегося ходить. Полмесяца потребуется, чтобы поставить его на ноги и унять страшное сердцебиение».
К сожалению, мы подчас не отдаем себе отчета в том, какую несравненно большую роль в нашей жизни играет мышечная активность. В лекциях, беседах врачи, ученые призывают нас к двигательной активности, называют ее важнейшим фактором предупреждения многих заболеваний (атеросклероза, гипертонической болезни, инфаркта миокарда), но эти призывы, увещания каким-то образом проходят мимо нас, не задев нас, как говорится, «за живое». А между тем сегодня уже можно не только с полной уверенностью сказать, но и научно обосновать, что «движение — это жизнь». Экспериментальные исследования показали, что длительное ограничение физической активности у животных приводит к резкому изменению целого ряда физиологических показателей, распаду мышечных волокон и поражению сердца, которое страдает в первую очередь, так как лишается своих главных помощников. Еще сравнительно недавно при таком тяжелом недуге, как инфаркт миокарда, длительный покой считался одним из основных терапевтических мероприятий. Теперь же при лечении инфаркта стремятся сочетать покой с определенной дозой двигательной активности. В науке накопилось достаточное количество фактов для того, чтобы понять, насколько бездействие, покой губительны для всего живого.
Но в век научно-технической революции резко сокращается количество движений человека. Квартиры со всеми удобствами, просторные цехи с пультами автоматического управления на производстве, широкая сеть общественного транспорта — все это необходимо сегодня. Без этого трудно представить себе современного человека, однако пользоваться этим надо так, чтобы не наносить вред своему здоровью.
Некоторые люди проводят у телевизоров все часы досуга, вместо того, чтобы выделить время для общения с природой, турпохода или просто прогулки на свежем воздухе.
В лабораториях научно-исследовательских институтов годами длятся сложнейшие эксперименты, требующие огромнейших затрат государственных средств, выясняющие причины самых разнообразных заболеваний, преждевременного старения человека, который мог бы (уже давно стало известно) дожить до 100—150 лет при сохранении почти нормальными всех основных функций организма, если бы больше двигался, занимался физическими упражнениями. Но мы почему-то, наоборот, склонны к малоподвижности. Почему?
Вероятнее всего, корень зла кроется прежде всего еще в неполном осознании пагубных последствий гипокинезии или гиподинамии (слова эти обозначают пониженную двигательную активность и снижение Силы: гипо  — понижение, кинес — движение, динамис — сила).
В процессе длительной биологической эволюции все органы и системы человеческого организма приспособились к активному двигательному режиму. Человек унаследовал у своих предков потребность двигаться, совершать тысячи разнообразных двигательных реакций — на подстерегающую опасность, добывание пищи, проявление радостных эмоций, восторга, печали. Но, как очень метко заметил Н. М. Амосов, человек еще унаследовал и другое — удовольствие расслабляться…  «Любое, дикое животное всегда одержимо потребностью расслабиться и отдохнуть. У человека удовольствие от расслабления тоже представлено. Цивилизация лишила его необходимости напрягаться, вот он и не напрягается. Он даже тренирует это удовольствие от расслабления. Такое тренированное удовольствие от расслабления есть не что иное, как воспитание лени».
Экспериментальные исследования, проводимые на животных, показывают, какие необратимые подчас процессы протекают в находящейся длительное время в состоянии неподвижности мышечной ткани, сосудах и капиллярах. В основном в последних, где постоянно происходит обмен питательными веществами крови. При длительном ограничении подвижности они запустевают, спадаются, движение крови в них почти прекращается, а окружающие их на этом участке мышечные волокна перерождаются настолько, что в дальнейшем любая физическая деятельность становится для них невозможной. Такая атрофированная мышца (утрачивающая физиологические и морфологические свойства) впоследствии не может выполнять необходимую работу. Иногда продолжительное время глубокие структурные изменения патологического характера в мышцах внешне почти не заметны. Ведь увидеть их можно только с помощью ряда оптических приборов, в том числе электронного микроскопа, позволяющего получить увеличение рассматриваемого объекта в десятки тысяч раз.
В опытах на животных установлено, что сердце страдает при гипокинезии не меньше. Нарушается ритм деятельности, видоизменяется тонкая структура. В условиях длительной гипокинезии сердце с удвоенной силой вынуждено самостоятельно нагнетать кровь в систему артерий и вен, в то время как вспомогательная система мышечных насосов полностью выключается.