К истории ингаляционной терапии туберкулеза

В 1859 г. был предложен Mathieu современный пульверизатор с применением ричардсоновского баллончика, в 1863 г. — распыляющий угольник Bergson. Оба распылителя работали со сжатым воздухом. В 1865 г. Siegle предложил в качестве распыляющей силы использовать пар, создавший теплое распыление. В 1908 г. Я. М. Копылов ввел ингалятор, который мог работать попеременно то силой пара, то силой сжатого воздуха и таким образом создавались переменные температуры.

Все это уже последующие усовершенствованные способы распыления жидкостей. Однако «самый главный факт, на котором зиждется все учение о вдыхании распыленных жидкостей, заключается в том, что жидкости эти действительно могут попасть в дыхательные пути» (В. А. Манассеин, 1879) и, в частности, в глубокие отделы легких, легочные каверны и т. д.

Вокруг этого вопроса, т. е. проникают ли частицы распыленной жидкости в глубокие отделы легких, разгорелись жаркие споры. Были проведены опыты на животных, на моделях и на трупах людей, давшие хотя и разноречивые, но в большинстве случаев все же положительные результаты.

Академия в Париже, обсуждавшая в 1862 г. этот вопрос, пришла к выводу, что пылевые растворы проникают в легкие.

Много сделали для подтверждения этого факта, а также для разрешения ряда практических и теоретических вопросов терапии распыленными растворами наши соотечественники Н. Ф. Здекауер, А. Гиршгорн.

Недаром В. А. Манассеин писал, что ценной самой по себе идее Sales-Girons еще и повезло, так как предложенная им пульверизация «...получила существенную клиническую поддержку из других стран, прежде всего России (Н. Ф. Здекауер)». Это не всегда случалось с другими ценными предложениями, которые, отмечает он, не встречая поддержки, не получили и практического применения.

Прогресс ингаляционной техники значительно расширил количество средств, могущих употребляться для лечения вдыханием.

Перечень применявшихся и предлагавшихся для ингаляционного введения различных химических средств стал огромным. Перечислить всех их невозможно — да и не к чему, так как большинство из них имеют сейчас разве только историческую ценность. Wesener, составлявший в 1888 г. литературный обзор статей, посвященный антипаразитарному лечению туберкулеза легких, напечатанных за несколько лет, приводит 94 статьи, посвященных ингаляционному введению различных химических препаратов. Среди них: кислоты, азот, поваренная соль, препараты серы и йода, соединения ртути, бора, фтора, терпентин, ментол, смолы, фенол, креозот, пиктиновая кислота, анилин, нефть.

Развитие микробиологии серьезно повлияло на направленность терапевтического вмешательства и, в частности, ингаляционного.

Именно с точки зрения противомикробного действия стали оценивать возможности и результаты введения того или иного вещества. Не случайно поэтому и название вышеупомянутого обзора, посвященного «антипаразитарному», антимикробному лечению легочного туберкулеза.

На ингаляционную терапию, до тех пор рассматривавшуюся как симптоматическую, стали пытаться смотреть как на антимикробную. Стали думать, что она дает возможность подвести лекарство непосредственно к микробу, гнездящемуся в дыхательных органах.

Естественно поэтому, что когда был открыт возбудитель туберкулеза, «у врачей явилось стремление применять местное антисептическое лечение пораженного легкого, исходя из идеи противогнилостного метода, предложенного Листером и так быстро вошедшего в хирургическую терапию» (Г. Я. Карпов, 1889).

Стали делаться попытки использовать антагонизм самих микробов в целях лечения туберкулеза. Для этого Cantani в 1885 г. распыляет для вдыхания больной туберкулезом легких культуру Bact. termo. Это считается «первой попыткой лечить туберкулез легких применением непатогенных микробов» (Waksman, 1947) и самым ранним упоминанием о применении бактериальной терапии аэрозолем (Riggins и Gearhart, 1948).

Cantani так теоретически обосновывал свой опыт: «Хорошо известный факт, что некоторые бактерии могут разрушить культуру других и, в частности, патогенных шизомицетов, при условии внедрения в них, навел меня на мысль использовать это для терапевтических целей».

Характеризуя технику примененной им ингаляционной терапии, он писал: «Четвертого мая были начаты ингаляции чистой культуры Bact. termo в разжиженной питательной желатине, разбавленной мясным бульоном и распыленной при помощи аппарата с двойным резиновым баллоном». В 1886 г. Cantani повторил уже не на одном, а на двух больных свои опыты, которые он также считал успешными. Независимо от Cantani в 1885 г. Fuckel лечил больного кавернозным туберкулезом также ингаляцией Bact. termo. Он применил для ингаляции не питательную среду, а воду, которая в течение 2 дней омывала гниющее мясо и содержала Bact. termo и другие микробы.

Многочисленные проверочные опыты, проведенные рядом авторов в экспериментальных условиях, а также и у постели больного,— у нас этим занимался на 6 больных Филипович (1886) в Одессе, — не подтвердили положительных результатов, достигнутых Cantani и Fuckel и их опыты не получили дальнейшего распространения.

В России переносный аппарат для распыления лекарственных растворов впервые был продемонстрирован французским врачом Лероа д'Этиоль в мае 1859 г., выступившим с сообщением в Медико-хирургической академии. Летом того же 1859 г. аппарат впервые был применен у нас во 2-м военно-сухопутном госпитале, а несколько позже описан в протоколах Общества русских врачей в С.-Петербурге за 1859/60 г.

На демонстрации присутствовал профессор Н. Ф. Здекауер. Под впечатлением виденного ему, как он писал, пришла в голову мысль использовать вдыхание лекарственных растворов, «приведя их в непосредственное соприкосновение с кровоточащими бронхиальными или легочными сосудами», для остановки кровотечения. Получив аппарат, Н. Ф. Здекауер применил в апреле 1860 г. для этих целей распыление раствора полуторохлористого железа у больного «легочной апоплексией». Ингаляция продолжалась 5 мин. Хотя кровохарканье остановилось после первой же ингаляции, они все же продолжались профилактически.

Страницы: 1 2 3 4 5