«Убийца» XX века

«Убийца» XX века

Есть ситуации, когда человек сам провоцирует ухудшение слуха, поступая, логике вопреки, не лучшим образом. Мы имеем в виду отношение к внешнему шуму.

Например, человек обзаводится транзисторным радиоприемником и слушает все подряд. Сплошь и рядом молодые мамы и папы подкладывают «музыкальный наркотик» в коляску малышу и гуляют часами. А их спящее чадо, для которого тишина — как чистый воздух, страдает от шума.

Могут возразить: разве не тягостны ощущения человека, побывавшего в звукоизолированной камере? На Востоке существовала даже пытка тишиной: преступника заточали в «башню молчания». Но это не противоречит сказанному. Слабые воздействия возбуждают жизненные процессы, средние — активизируют, сильные — тормозят, очень сильные — парализуют. Однако их полное отсутствие вызывает дискомфорт, недомогание.

Расплата за неумеренные шумовые нагрузки неизбежна, если нет достаточной компенсации, полноценного отдыха. Шум изнашивает нежные волосковые клетки внутреннего уха. Их энергетический потенциал под действием перегрузок истощается. Оглушенность проявляется все чаще. Мы просим собеседника говорить погромче, до отказа поворачиваем звуковой регулятор телевизора. А это уже симптомы тугоухости, столь характерного для конца XX века расстройства слуха.

Если в 1948 году, сообщает журнал «Наука и жизнь», при обследовании жителей крупных зарубежных городов на вопрос, беспокоит ли шум, когда они находятся в квартире, утвердительно отвечали 23 процента опрошенных, то в 1961-м — уже 50. В последнее десятилетие уровень шума в больших городах вырос в 10—15 раз.

В одной из американских больниц были проведены измерения шума в хирургическом отделении, где по гигиеническим нормам он не должен превышать 45 децибел. В действительности в двухместных палатах было 52 децибела, а в четырехместных — 63 с подъемом в отдельные часы до 79,3. Думается, что в наших больницах эти цифры тоже высокие.

Некоторые ученые пагубное влияние громких звуков на организм сравнивают с повышенной радиацией. Не случайно конструкторы одной из шведских фирм разработали карманный дозиметр шума диапазона 80—120 децибел. Он регистрирует постоянно накапливаемую дозу шума, сигнализируя человеку об опасном для слуха пределе.

Любой звуковой раздражитель при большой силе и продолжительности действия способен нанести акустическую травму. Особенно вреден для организма интенсивный шум (выше 95 децибел), под действием которого понижается работоспособность, сужаются периферические сосуды, нарушается сердечный ритм, появляются необычная бледность, головная боль, раздражительность и нервно-психические нарушения.

Внезапные громкие звуки «бьют» по вегетативной нервной системе, одна из .важных функций которой — регулирование просвета кровеносных сосудов. Степень их сужения и увеличение интенсивности шума непосредственно связаны между собой. Резкий, неприятный звук вызывает сердцебиение, повышение кровяного давления и содержания адреналина в крови. «Не переваривает» громкие звуки желудок, что может привести даже к язве. А продолжительность жизни человека, по данным ученых, сокращается под воздействием шума на 8—12 лет.

Особенно вреден производственный шум. Долгое время считалось, что пилоты, летающие на реактивных самолетах, защищены от шума специальными наушниками и шлемами. Но мнение было ошибочным — слух все равно теряется. И приходится в молодом возрасте списывать пилота с летной работы.

От шума страдают машинисты тепловозов, ткачи, работники металлургических производств, особенно те, кто окружен импульсным шумом. При ударах по металлу чувствительные клетки уха то включаются, то выключаются, и потому быстро изнашиваются.

В производственном шуме есть и ультразвук. При чрезмерном его воздействии в организме наступают термические и химические эффекты: увеличивается количество тепла в тканях, изменяются состав и вязкость крови.

Профессиональная тугоухость связана с повреждением определенных участков кортиева органа улитки. Чаще всего выпадают клетки, воспринимающие частоты от 2 до 6 тысяч герц. Если аудиограмма показывает локальное нарушение на частоте 4 тысячи герц, можно с уверенностью сказать, что человек работает в шумном цехе. В дальнейшем область «эрозии» слуха расширяется.

Показательны эксперименты, которые проводились на белых мышах, чья улитка по числу завитков (оборотов) схожа с человеческой. В первой группе на животных воздействовали высоким звуком частотой 1280 колебаний в секунду, во второй 100 колебаний в секунду, а в последней сверх того, что было во второй, животные оглушались еще очень сильным низким автомобильным гудком, основной тон которого тоже соответствовал 100 колебаниям в секунду. Опыты проводились каждый день по 10-20 раз.

Уже на седьмой день у особей из первой группы были обнаружены изменения в наружных волосковых клетках кортиева органа. Через два месяца поражение распространилось и на его верхний завиток. При этом началась атрофия нервных волокон. Па шестой месяц она выразилась уже довольно резко. Через год в нижнем завитке от кортиева органа не осталось следов, только в верхнем еще сохранялись его очертания. Под действием шума в улитковом ходе разрослась соединительная ткань, а затем и костная.

Для мышей второй группы низкочастотный звук оказался более щадящ. В волосковых клетках после года испытаний произошли лишь незначительные изменения, и то в одном завитке.

В последней группе, где опыты длились пять месяцев, у особей наблюдалась полная атрофия кортиева органа со всем нервным аппаратом в нижнем завитке, верхние были мало затронуты.

Картина удручающая. А если в этом «шумовом» оркестре свою партию начнет еще вибрация... Она близка к звукам низкой частоты 100—200 герц, и воспринимает ее специальный мешочек (саккулюс), относящийся к вестибулярному аппарату. Весьма убедительны в этом отношении были наблюдения за глухонемыми рабочими в котельном производстве, где действовали пневматические молоты. Несмотря на полное отсутствие слуха, они закрывали уши руками. Неслышные звуки — сотрясения — доходили до их внутреннего уха через тело.

Наш орган слуха, чрезмерно перегруженный высокими шумами современного города, страдает еще и от телефона. Проведя обследование, специалисты пришли к выводу, что именно те американцы, а еще чаще американки, которые любят подолгу разговаривать по телефону, теряют слух раньше других и в большей степени. Не потому ли женщины более склонны к отосклерозу, чем мужчины! По сути дела, чаще всего должно страдать правое ухо, так как трубку мы прикладываем именно к нему.

Никто, правда, это еще не проверил, но мы рекомендуем иногда слушать и левым ухом.

И еще. Никогда не кричите в трубку. Ибо чувствительность человека к крику значительна. Мать, как бы крепко ни спала, всегда услышит крик своего ребенка. Мужчины мучительно воспринимают крик женщин и детей, звучащий на высоких тонах. Поэтому представители сильного пола стараются избегать шумных конфликтов. Крик может достигать большой интенсивности — до 100—120 децибел. Конечно, он бывает разный. Так, брань раздражает, «убивает». Длительный крик губит клетки уха. К сожалению, все чаще слышен крик в школе, где слабая педагогическая подготовка нередко заменяется децибелами. Ребенка крик травмирует и побуждает к подражанию.

Итак, если громкость превышает 80 децибел, то такой шум, особенно длительный, может вредно влиять на здоровье: отбойный молоток дает 90 децибел, ансамбль рок-музыки — 110, гром — 130, старт космической ракеты — 150, выстрел из винтовки — 160, а из орудия — 170. Очень сильный звук (свыше 180 децибел) в состоянии вызвать разрыв барабанной перепонки.

В зимнем лесу в безветренную погоду уровень шума такой же, как в «башне молчания» — ноль децибел. На даче — уже 30, в читальном зале должно быть не больше 40, в машбюро зарегистрировано более 60, а в салоне легкового автомобиля — свыше 70 децибел. Надо помнить, что громкость звука убывает обратно пропорционально квадрату расстояния от источника.

Умение соблюдать тишину — показатель культуры человека и его отношения к природе.