Есть разница между оспой и корью!

Когда правитель Багдада спросил главного своего врача ар-Рази, в какой части города, по его мнению, следует выстроить приют для больных, тот дал примечательный совет. Нужно развесить в разных частях города, сказал ар-Рази, куски свежего мяса, и там, где оно испортится в последнюю очередь, и надлежит находиться больнице.

Конечно, ар-Рази не знал еще о существовании невидимых возбудителей — микробов, но опыт, наблюдения и размышления над виденным, не замутненные обычными для его времени суевериями, подсказали ему такое решение. Аллах аллахом, но, когда дело доходило до лечебной практики, ар-Рази не ссылался на его волю, а пытался разобраться в существе болезни сам, не упуская при этом самых малых подробностей.

Однажды к нему привели человека, которого безуспешно лечили от кровохарканья. Осмотр больного заставил ар-Рази призадуматься. Он не обнаруживал ничего, что могло бы послужить непосредственной причиной заболевания.
—       А какую воду пьет больной? — поинтересовался ар-Рази.
—       Болотную, — услышал он неожиданный ответ.
—       Болотную, вот как. А не мог ли он вместе с водой нечаянно проглотить и пиявку?

Ар-Рази дал своему пациенту травку под названием «лягушачья шерсть», чтобы вызвать у него обильную рвоту. И действительно, в результате этой процедуры пиявка вышла наружу.



А как просто было объявить больному, что медицина здесь бессильна, поскольку аллах отвратил от него свое милосердное лицо!

Этот необычный случай ар-Рази аккуратно записал, в отдельную историю болезни, которую заводил на каждого больного. Он уже убедился, что такого рода записи очень полезны для наблюдения за ходом всей болезни и позволяют отмечать перемены в состоянии пациента. И, кроме того, являются кладом опыта, доступного для других.

Именно истории болезней, собранные за многие годы, помогли ар-Рази составить многотомный труд, названный им «Всеобъемлющая книга по медицине». Он замечательно описал признаки таких заболеваний, как проказа, малярия, туберкулез. Ар-Рази подметил характерную особенность в поведении людей, укушенных бешеными животными, — своего рода водобоязнь. Требуя воды, они тут же отказываются ее пить по той причине, что она, мол, будто бы хранит запах кошки или собаки. Со времени ар-Рази этот признак болезни стал считаться классическим.

Ученые древности, в том числе и Гален, еще не считали корь и оспу двумя самостоятельными заболеваниями. Впервые научился различать их ар-Рази. Он установил, что и оспа и корь протекают по-разному. Современные медики мало что могут добавить к перечислению симптомов оспы, данных ар-Рази. Его книга на эту тему, обобщающая наблюдения, предположения и советы внимательного исследователя, впоследствии была переведена на латинский язык и выдержала много изданий в разных странах Европы. Возможно, видел ее и английский врач Дженнер, основоположник оспопрививания, но точных доказательств этому нет.

Ар-Рази интересовался широким кругом проблем, связанных с медициной. Он думал над загадками физиологии и написал работу «Почему отрезанные части тела вновь не вырастают».

Его, дожившего только до шестидесяти лет, к концу жизни ослепшего и лишенного достаточных средств к существованию, как настоящего медика волновала проблема человеческого долголетия. Отсюда сочинение ар-Рази «Почему очень мало людей достигают пожилого возраста».

Думающий, просвещенный медик, ар-Рази как мог боролся со знахарями и шарлатанами от медицины, спекулирующими на людском легковерии и невежестве. Полем их деятельности чаще всего служил шумный багдадский базар.

Здесь ар-Рази мог наблюдать лечение падучей болезни, когда «врач» ловко делал крестообразные разрезы на затылке больного и «вынимал» из его головы предметы, до этого упрятанные между пальцев. Ар-Рази подсмотрел, как его собрат по профессии извлек из носа одного пациента червей и ящериц, высосал воду из уха другого, потряс перед носом больного лягушкой, будто бы вытащенной из-под его языка. Другой ловкач умудрился всунуть в рану стекло и кости, а потом вынул их оттуда, торжествующе показывая пораженным наблюдателям...

Ар-Рази много раз наблюдал такие картины, зарисовал их, что называется, с натуры и оставил в своих сочинениях.