Эстафета Гиппократа

Архитектору Никону, в малоазиатском городе Пергаме, человеку известному и влиятельному, однажды приснился сон. Видение было таким ярким, запоминающимся, что он принял его за божественное внушение, повелевающее отдать сына на служение медицине. И хотя род их не принадлежал к потомственной семье асклепиадов, а сам архитектор увлекался математикой и естествознанием, решил он прислушаться к совету, полученному во сне.
Сын Клавдий, родившийся в 129 году, рано обнаружил литературное дарование, склонность к занятиям философией. Но, повинуясь воле отца, юноша отправился в Асклепион родного города учиться медицине.
Он прилежно воспринимал мудрость своих наставников, которые оказались медиками разных школ, разных направлений, после перенес свои занятия из Пергама в Смирну, а оттуда — в Александрию.
Девять лет Гален путешествовал, совершенствовал знания и наконец вернулся на родину. Его сделали врачом гладиаторов. По обычаю, эту работу давали на год, но практика Галена складывалась удачно, и он получал свою должность еще четыре раза.
Но большой город манил его попытать счастья. Судьба покровительствовала Галену и в Риме. Он избавил от малярии знатного земляка, до этого безуспешно лечившегося у других врачей, и перед ним открылись двери самых влиятельных домов.
Трудно сказать, почему он, став состоятельным и признанным специалистом, бросил выгодную практику и вновь вернулся в Пергам. По дороге домой он ехал через Кампанию, Кипр, Палестину, непрестанно пополняя свои знания медицины. Через два года сам император призвал Галена в Рим и предложил сопровождать его в военном походе. Гален отказался выступить с войском и остался в Риме при императорском наследнике Коммоде.
Умер божественнейший Гален в 201 году. По одним источникам — в Риме, по другим — на родине.
Врач, которому покровительствовали богачи и семья императора, очень много работал. Он писал книгу за книгой, подробнейшие тома о том, что должен знать медик, если он берется лечить больного. Все, что было известно от его предшественников, что наблюдал и исследовал он сам, составляло содержание книг Галена. Почти четыреста сочинений, своеобразная энциклопедия медицинских знаний того времени.
Врач из Пергама утверждал, что анатомия и физиология должны составить основу научной медицины. Сейчас это азбучная истина, но ведь ее нужно было доказать. Гален и пытался это сделать.
Он первым приступил к совершенно новому этапу в исследовательской работе — к опытам на животных, чтобы с их помощью проникнуть в тайну жизненных процессов, происходящих в организме. Перевязывая спинной мозг свиньи на уровне первого и второго позвонков, Гален наблюдал мгновенную смерть животного. Когда повреждал спинной мозг на высоте третьего и четвертого позвонков, видел, как прерывалось дыхание. Голос животного слабел или вовсе исчезал после перерезки нервов, обеспечивающих работу гортани.
В V веке до нашей эры Гиппократ еще не выделял нервную систему в организме человека. Разницу между нервами и сухожилиями установил Аристотель. Знаменитый философ успешно занимался и медициной. Обвиненный в безбожии, изгнанный из Афин, Аристотель умер в 322 году до нашей эры. Что касается Галена, то он уже имел в целом правильное представление об устройстве и значении нервной системы.
«Врачами твердо установлено, — делал он вывод, — что без нерва нет ни одной части тела, ни одного движения, называемого произвольным, и ни единого чувства». Существует самая тесная связь между нервами и способностью человека видеть, слышать, различать запахи.
Гален продолжал изучение головного мозга, его анатомического строения и функций. Он подробно описал устройство мозговых оболочек, вен мозга, одна из которых названа его именем.
Многие предшественники Галена были убеждены, что человек мыслит, чувствует, двигается благодаря работе сердца. Гален отказался от этого превратного представления. Опыты убедили его в том, что центром мышления, произвольных движений и ощущений является мозг. Он даже замахнулся было на то, чтобы путем послойного удаления участков головного мозга обнаружить различную их роль и зависимость от них разных функций организма. Такая исследовательская работа начата была семнадцать веков спустя, и можно по праву оценить широту замыслов римского ученого.
Препарировал ли Гален человеческие трупы? Однажды он увидел в Александрии скелеты двух разбойников, лишенных погребения. Гален назвал этот миг «счастливым». Ему, как и другим медикам, приходилось довольствоваться трупами животных, потому что религиозные законы его времени осуждали расчленение мертвого тела. Многие анатомические и физиологические знания, которые давали ему эксперименты на животных, Гален переносил на человека. В этом источник ошибок и неточностей в его сочинениях.
Исправили их не скоро — спустя тысячу четыреста лет. Но об этом речь впереди.
Движение, сообщенное анатомии и физиологии трудами Гиппократа, Герофила, Эразистрата и Галена, выводили эту область медицины на единственно правильный путь опытного исследования. Перед ней открывалась зеленая улица дальнейшего развития.
Но этого не случилось. История повернулась так, что драгоценные анатомические открытия сознательно забыли. Зеленые огоньки, означающие, что путь свободен, сменились на красный сигнал опасности. Движение в науке замедлилось и остановилось. Надолго, на целые века.
Дружины древнего мира собирались под ветхие свои знамена не для того, чтобы победить, а для того, чтобы склонить их перед новым знаменем. Так образно определил переход к историческим событиям начала новой эры Александр Герцен.
Новые знамена принадлежали войску Христову. Что же принесли они миру науки?