Как попасть в библиотеку эмира?

Родился «князь медицины» в сентябре 980 года в местечке Афшана. Это маленькое сельцо неподалеку от Рамитана, а уж Рамитан — одно из самых больших бухарских селений. И хотя отец Ибн Сины купил дом в Афшане, делать ему там, на убогих скудных землях, отданных в надел студентам духовной школы, было нечего. Ведь он пользовался авторитетом опытного управляющего и место ему было даже не в Рамитане, а в Бухаре, поближе к дворцу самого эмира.

Много легенд окружают жизнь Ибн Сины начиная с его рождения. Будто бы первое слово любознательного младенца было не «дай», а «почему?» Будто маленьким мальчиком он изумил своего дядю, когда в нужную минуту неожиданно подсказал ему забытые стихи великого Рудаки. Будто молниеносно выучил он все главы Корана, священной книги, которую мусульмане учат всю жизнь, но так наизусть и не знают.

Впрочем, последнее, очевидно, не легенда. Природа наградила мальчика Ибн Сину многими талантами, могучей памятью, любознательностью, умом, а годы напряженной умственной работы довели эти качества до совершенства.

Это сейчас к нашим услугам библиотеки разных категорий, начиная со школьных, районных. А в Бухаре, где поселился с семьей рамитанский управляющий, была всего одна библиотека. Богатая, Известная, принадлежала она эмиру и была такой же недоступной для правоверных, как сам аллах на небесном троне. И все-таки Ибн Сина открыл сундуки с книжными сокровищами эмира.

Помогла ему в этом медицина.



Однажды на улице неподалеку от дома, где жила семья управляющего, послышался жалобный стон. Около стены лежал человек, рядом с ним валялась чалма, одной рукой он прижимал к себе книгу. И хотя время было неспокойное, неизвестного втащили в дом. К нему даже позвали врача. Счастливый случай привел в соседний дом знаменитого Абу Масихи, врача из Хорезма, приехавшего погостить в Бухару.

Ибн Сина во все глаза глядел на высокого человека в черном плаще. Он осмотрел больного, неожиданно дернул его за руку так, что тот вскрикнул от боли, но Масихи его успокоил: вывих он благополучно вправил и боль скоро пройдет.

Масихи еще несколько раз приходил в гостеприимный дом рамитанского управляющего. Он заметил впечатление, которое произвел на сына хозяина, обратил внимание на его образованность, складность речи, на книги, которые читал юноша, — философа Аристотеля, математика Эвклида, астронома Птолемея. И все-таки он советовал Ибн Сине остановиться на медицине. Ведь врач нужен всем — и философам, и математикам, и эмирам, и странникам.

Совет получил подкрепление делом. Уезжая, Масихи велел передать сыну управляющего «Теоретическую и практическую медицину» Фараби, известного арабского врача. Ибн Сина только слышал об этой книге, но не мог купить ее даже на бухарском базаре. А вскоре отец сделал ему еще- один ценный подарок: тридцать томов «Вместилища медицины» знаменитого ар-Рази дотащил терпеливый осел до порога их дома.

Ар-Рази, тот самый медик, который ведал в Багдаде первой больницей.

Его сочинения Ибн Сина изучал почти год. Он впитывал в себя опыт древних медиков, Гиппократа и Галена, советы самого ар-Рази, запоминал признаки болезней, их различие и особенности, составы рецептов.



А вскоре появились и больные. Ибн Сина писал бумажки для аптекарей, несложные лекарства готовил сам. Он мучился от сознания того, что знает мало, что не представляет, как же устроено тело человека изнутри, даже принимал решение отказаться от врачевания, — но приходили больные к ному или его звали к ним, и он не мог отказать людям в помощи.

Однажды у эмира заболел живот. Так случалось и раньше, но раньше боль утихала, а теперь она рвала ему внутренности, и эмир катался на подушках от боли.
—       Есть ли в моем городе хоть один настоящий врач! — взревел царственный больной. — Скажите мне, вы, неучи!

Придворные молчали, потом кто-то робко заметил:
—       Говорят, что живет у нас один юноша и он помогает тем, кому не хочет помочь сам аллах. Но он слишком молод, о повелитель, ему только семнадцать.

Топот копыт ненадолго замер у дома рамитанского управляющего, и кони рванули к дворцу эмира. Ибн Сина спокойно осмотрел повелителя правоверных и взглянул на блюда с пловом и шурпой, которые поднесли ему слуги.

Мысль его работала четко. Он уже встречал подобную болезнь и знал, как облегчить страдания эмира. Строгая диета, сушеные лепешки — еда бедняков подходила сейчас эмиру больше всего. И лекарство, снимающее боль.

Эмир насмешливо выслушал совет «мальчишки», но подчинился: выбора не было.

Ибн Сина поставил верный диагноз: печень и желудок владыки не справлялись с жирной пищей, с постоянным перееданием. Его лечение имело успех.

Награду себе уважаемый Ибн Сина мог выбрать сам. И он выбрал — разрешение пользоваться семейной библиотекой эмира.

Много позже, рассказывая об этой истории своему верному ученику и другу Джузджани, Ибн Сина с восторгом вспоминал: «Я нашел в этой библиотеке такие книги, о которых не знал и которых не видел больше никогда в жизни, Я прочитал их, и мне стало ясно место каждого ученого и своей науке. Передо мной открылись ворота в такие глубины знания, о которых я не догадывался».