Начало скитаний

Ранним утром, когда люди еще досматривали последние сны, у городских ворот Гурганджа, столицы Хорезма, встретились трое. Молодой смуглый человек с красивым лицом и живыми темными глазами заботливо помог взобраться на верблюда своему спутнику. Их проводник выехал вперед, и маленькая группа тронулась в путь. Из гостеприимного и приветливого Гурганджа — в неизвестность, хотя надеялись они благополучно добраться до Джурджана, ко дворцу эмира Кабуса.
Невелик их скарб, не оттягивает он спину верблюдам, главное — мехи с водой, ибо путь не близкий, и проводник, выполняя данный ему наказ, выбрал в песках дорогу старую, по которой уже давно не водят торговые караваны. Правда, колодцы, вырытые неизвестно когда и неизвестно кем, еще сохранились.
Первый день прошел благополучно. Они были совершен-v но одни в скрипучих песках. Несчастье принесла с собой песчаная буря. Она свалила и людей и верблюдов. Когда буря стихла и люди встали, оказалось, что нет одного верблюда, того самого, что с водой. Теперь живительная влага плескалась только в одном бурдюке.
Нужно было отыскать колодец. Двое остались на месте, а проводник ушел вперед. Вернулся он не скоро, но ни впереди, ни позади колодца с водой не оказалось. Решили идти вперед.
К вечеру старшему из путников стало плохо. Не помор ему даже глоточек воды. Днем он пришел в себя, попробовал даже шутить, но ночью приступ повторился, и вскоре равнодушный песок принял его тело.
Теперь вперед двигались два человека и два верблюда. Воды не было, от солнца мутилось в голове. Силы покидали их; даже когда неожиданно исчез еще один верблюд, они не смогли отправиться на его поиски. Так и тащились через пески: проводник с трудом держался за верблюда. В запыленном, изможденном человеке трудно было бы признать того красивого путешественника, который стремился в Джурджан.
Да какой там Джурджан! Любой город, любой караван, только бы добраться до воды...
Они все-таки вышли на дорогу, ведущую к воде, свалились на окраине Абиверда, где их нашел и приютил маленький человечек — смотритель кладбища. И они пили и пили священную воду, одну пиалу за другой.
Через несколько дней собирался торговый караван в Хорезм, и вместе с ним проводник отправился в обратный путь. Он решил сменить профессию, стать цирюльником, чтобы отныне не отходить далеко от дома.
А его спутник продолжил путешествие к Джурджану.
- Когда он достиг цели, выложил монету из тощего кошелька за право въезда в город, то увидел странную картину. Мимо него промчались всаднйки. Они везли богато одетого пожилого человека, руки которого были скреплены цепями.
—       Кто это?
—       Бывший эмир Кабус.
—       Эмир Кабус? Но ведь именно ему адресовано рекомендательное письмо!
Так начались странствия и скитания знаменитого на весь мир человека, названного впоследствии «князем медицины». У него длинное восточное имя, сокращенный вариант которого звучит как Ибн Сина. В Европе его называли Авиценной, на Руси он получил известность как Ависен.