«Святая» грязь

Что бы вы сказали о человеке, который всю жизнь не моется или крайне редко стрижется и еще реже меняет белье?

Или о принцессе, которую хвалят за то, что она не очень часто моет голову?

И еще один вопрос: могут ли такие личности вызывать симпатию? А ведь они герои, персонажи выдающиеся и почитаемые в течение длительного времени. Речь идет о героях христианской литературы, о многочисленных святых, преподобных, блаженных, как их разделяют по званиям в зависимости от степени религиозных подвигов.

Церковь возвела нечистоплотность в ранг добродетели уже с первых веков своего существования. Странно, но это так: чем грязнее церковный герой, чем бессмысленнее его подвиг, тем он святее и угоднее богу.

Взять хотя бы апостола Иакова. Чем он прославился?

У этого апостола много заслуг перед церковью. Апостол вел жизнь строгую, в посте и молитве, не пил вина, не ел мяса, не стриг волос и не мылся в бане.

Апостол Иаков был не одинок. Преподобный Онуфрий прожил в пустыне шестьдесят лет и так оброс волосами, что они заменили ему одежду.



Мученик Варвар три года жил на дворе со скотом, потом удалился в лес и двенадцать лет пробыл без одежды, отчего тело его почернело. Охотники приняли его за зверя и застрелили.

Иоанн Постник ходил всю жизнь в грязной, рваной одежде и тоже не мылся.

Преподобный Симеон Столпник выстроил столп и простоял на нем несколько десятков лет. Жилище святого опознавалось издали по запаху.

Иоанн Затворник тридцать лет просидел замурованный в тесном уголке хижины с небольшим окошечком для еды.

Основатель Киево-Печерского монастыря Феодосии, которого после смерти назвали святым, подавал пример своим подчиненным тем, что не мылся и не менял одежды. Очевидно, вид его вызывал отвращение у окружающих, потому что «мнози несмыслении укоряюще ругахуся», как записал древний летописец.

К насекомым, обычным спутникам нечистоплотного монаха, отношение было своеобразное. Считалось, что это бесы и лучшим средством против их укусов служило крестное знамение. Поскольку оно действовало ненадолго, следовало креститься почаще.

От монаха требовали смирения не только в мыслях и поведении. Непричесанная голова, небрежная и грязная одежда считались признаком благочестия. Сохранилась запись обычаев Клюнийского монастыря, относящаяся к 1100 году: «...О наших банях не много есть что сказать — ведь только два раза в год бываем мы в бане: перед рождеством господа и перед пасхой...»

Проникнув на Русь в X веке, христианская религия настолько враждебно отнеслась к распространенным у славян паровым баням, что на два-три столетия запретила их. Причина этой неприязни усугублялась еще и тем, что издавна почитаемое славянами домашнее божество жило, по их представлениям, в банном строении. Чтобы прекратить всякое общение с этим языческим конкурентом Христа, верующим наказывали: «аще в бане еси — молися». Моешься — так молись.

Религия разделила человека на душу и тело. Главной оказалась душа. Ее берегли и спасали, для чего всю жизнь верующий человек должен был делать одно и не делать другого. Это «одно» и «другое» определяла и направляла церковь.

Все, что не было угодно богу, тешило дьявола. Забота о теле тоже тешила дьявола. Поэтому церковь поддерживала пренебрежительное отношение к чистоте во всем обществе. В XI — XIII веках рыцари и дамы блистали нарядами, но мылись редко. Они предпочитали пользоваться сильными ароматическими средствами.

Вот как биограф XIII века описывал достоинства принцессы Маргариты, дочери венгерского короля: «Она редко пользовалась ваннами, чрезвычайно редко употребляла мази, редко мыла голову».

Зато принцесса была примерной христианкой!