Убийца или спаситель?

Джемс Фиппс был сыном садовника в Берклее. Ему было восемь лет, и он никогда не отказывался от приглашений в дом доктора. У доктора в кабинете хранились интереснейшие вещи: камни разного цвета и формы, чучела птиц, диковинные бабочки и стрекозы. Джемс уже знал много историй о том, как попали эти предметы к доктору. Но больше всего ему нравился рассказ о коллекции знаменитого капитана Кука. Эту коллекцию капитан привез из кругосветного путешествия, а доктор Дженнер приводил ее в порядок. Он сделал это так хорошо, что капитан Кук пригласил его с собой в новое путешествие. Но доктор отказался. Жаль. Если бы предложили Джемсу, он непременно поехал бы...
Но сегодня доктор сказал Джемсу, что расскажет свою самую интересную историю только после того, как немного поцарапает его руку. Это будет совсем не больно, и бояться не нужно.
Сегодня в доме собралось много народу, и все смотрели на него — на Джемса. Доктор взял его руку и несколько раз уколол ее выше локтя. А потом сказал, что на три дня Джемс останется здесь.
Восьмилетний сынишка садовника не мог знать, что значил для Дженнера этот день. После памятного разговора с Гарднером прошло шесть лет, а Дженнер до сих пор не решился опубликовать то, о чем так много думал эти годы. Снова и снова изучал он особенности болезни животных, разъезжал по тем местам, где были вспышки натуральной оспы, сравнивал, проверял и наконец решился. Он выбрал Фиппса и доярку Сарру Нелмс, которая недавно заболела коровьей оспой.
В присутствии приглашенных врачей он сделал два небольших надреза на руке мальчика и внес в них оспенный материал, взятый из руки Сарры Нелмс.
Это была первая предохранительная прививка. Дженнер сделал ее 14 мая 1796 года.
Вскоре у Джемса на руке появились две оспинки. Они созрели, затем корочки отпали и остались розовые следы.
Предохранен ли мальчик от заражения натуральной оспой? Опасна ли для него эта болезнь? Как проверить? Ждать, пока в Берклее появится эпидемия, или...
И Дженнер решился. Через несколько недель, 1 июля, сын садовника снова вызвал интерес и тревогу в доме доктора. Теперь у Джемса искусственным путем вызвали опасную натуральную оспу.
Можно представить, с каким волнением следил Дженнер за ребенком все дни, в которые решалась судьба его открытия. Убийца он или спаситель?
Страхи и сомнения оказались напрасными. Фиппс не заболел ни тогда, ни спустя несколько месяцев после вторичного заражения, ни по прошествии пяти лет. Его спасла сила противооспенной предохранительной прививки Дженнера.