Эзофагокардиография

Эзофагокардиография (от греч. oisophagos — пищевод, kardia — сердце и grapho — записываю) — графическая регистрация движений сердца, осуществляемая через пищевод.

Методика. Эзофагокардиографию проводят при помощи тонкого резинового или полихлорвинилового зонда, один конец которого, оканчивающийся небольшим тонкостенным резиновым баллоном, вводят на необходимую глубину в пищевод, а другой соединяют с регистрирующей аппаратурой. Простейшими регистраторами являются капсула Марея и световая капсула Франка, запись ведется на кимографе. Последнее время в качестве эзофагокардиографа используют манометрические приставки к электронным самописцам для записи кривой давления в полостях сердца; они обеспечивают наиболее высокое качество записи. Особые преимущества дает использование многоканальных регистрирующих аппаратов, позволяющих одновременно с эзофагокардиограммой регистрировать ЭКГ, ФКГ, верхушечную кардиограмму, каротидную сфигмограмму. Подобное поликардиографическое исследование значительно облегчает расшифровку эзофагокардиограммы и интерпретацию отдельных ее волн.

Регистрация эзофагокардиограммы возможна также при помощи миниатюрного пьезодатчика (см. Пьезография), помещаемого в пищевод. Сигналы с датчика подаются на усилитель и затем на регистрирующее устройство.

Эзофагокардиографию проводят в лежачем положении больного; желательна предварительная анестезия слизистой оболочки глотки 1 — 2% раствором дикаина. При записи сокращений левого предсердия (эзофагоатриограммы) датчик вводят в пищевод на глубину 30—40 см от края резцов, левого желудочка (эзофаговентрикулограммы) — на 35—45 см, пульсации аорты (эзофагоаортограммы) — на 20—30 см.



Нормальная эзофагокардиограмма. На нормальной эзофагоатриограмме различают три волны. Первая — волна сокращения предсердия, обозначаемая как волна А, или as, возникает через 0,05 сек. после начала зубца Р на ЭКГ и заканчивается в среднем через 0,13 сек. Вторая волна — желудочковая, обозначаемая как волна В, или vs, начинается в среднем через 0,05 сек. после начала зубца Q на ЭКГ, нередко бывает раздвоена на волны В а С. Появление этой волны обычно объясняется повышением давления в левом предсердии вследствие прогибания в его полость захлопнувшегося атрио-вентрикулярного клапана в период изометрического сокращения левого желудочка. Последующее снижение кривой совпадает по времени с фазой быстрого изгнания крови из левого желудочка, оно объясняется уменьшением объема сердца и некоторым отхождением левого предсердия от пищевода. Третья волна D обусловлена пассивным наполнением левого предсердия из легочных вен и по времени соответствует фазе медленного изгнания крови из левого желудочка и фазе изометрического расслабления. Окончание ее платообразной вершины совпадает с моментом открытия митрального клапана, а нисходящее колено этой волны — с фазой быстрого наполнения левого желудочка в начале диастолы. За этой волной следует небольшой постепенный подъем, соответствующий медленному наполнению левого предсердия из легочных вен, когда приток крови в него преобладает над оттоком в левый желудочек (рис. 1). Установлено, что эзофагоатриограмма довольно точно отражает изменения давления в левом предсердии. Регистрация эзофаговентрикулограммы практической ценности не имеет. Нормальная эзофагоаортограмма аналогична кривой пульсации аорты и характеризуется большой положительной волной, возникающей в период изгнания крови из левого желудочка в аорту.

Рис. 1. Эзофагоатриограмма (2) здорового человека, записанная одновременно с электрокардиограммой (1), кардиограммой (3) и фонокардиограммой (4): А — волна сокращения предсердия; В — желудочковая волна; D —, волна наполнения предсердия.


Эзофагокардиограмма при заболеваниях сердца. Наибольший практический интерес представляют изменения эзофагоатриограммы при митральных пороках сердца. При недостаточности митрального клапана ложбина между желудочковой волной (В) и волной наполнения предсердия (D) выражена плохо, в тяжелых случаях волны В и D сливаются и заменяются одной большой волной, отражающей усиленное наполнение левого предсердия как из легочных вен, так и обратным током крови из левого желудочка. Восходящее колено этой волны часто имеет небольшие зазубрины, очевидно, обусловленные возникающими при этом завихрениями и соответствующие шуму митральной недостаточности. Вершина ее нередко совпадает со вторым тоном сердца. Волна заканчивается крутым спадом (рис. 2).

При митральном стенозе на эзофагоатриограмме в большинстве случаев отмечается увеличение амплитуды и продолжительности волны А и замедленное снижение кривой в фазе быстрого наполнения левого желудочка из предсердия (рис. 3). При более тяжелой степени стеноза вершина и начало нисходящего колена волны D располагаются раньше, что обусловлено более ранним открытием митрального клапана вследствие повышенного давления в левом предсердии. При сочетанном митральном пороке на эзофагокардиограмме обнаруживаются признаки обоих пороков, но в большинстве случаев более четко выявляются признаки, характерные для недостаточности митрального клапана.

Значение эзофагокардиографии для клиники еще полностью не выяснено. Установлено, что по форме кривой эзофагоатриограммы можно судить о состоянии сократительной функции левого предсердия. Применение эзофагокардиографии в поликардиографическом исследовании (с ЭКГ, ФКГ, верхушечной кардиографией и др.) дает возможность изучить фазовую структуру систолы левого предсердия, что имеет значение для диагностики митральных пороков сердца. Противопоказанием к исследованию являются тяжелая сердечная недостаточность, наклонность к тромбозам и эмболиям, общее тяжелое состояние больного, острый эзофагит.

Рис. 2. Эзофагоатриограмма больного с недостаточностью митрального клапана (обозначения те же, что и на рис. 1).
Рис. 3. Эзофагоатриограмма больного со стенозом левого предсердно-желудочкового отверстия (обозначения те же, что и на рис. 1).