Кто делает детей больными

Утро. Я начинаю прием и думаю о том, что у меня на столе не только истории болезни, а истории жизни, иногда маленькой, а иногда уже большой. Иногда это история нескольких жизней.
Можно ли забыть маленького Сережу Л., которого бабушка привела на прием как мальчика, с которым трудно справиться дома и в школе. Прасковья Николаевна (так звали бабушку) рассказала мне еще одну, никогда не теряющую трагизма, историю жизни мальчика.
Катя, дочь Прасковьи Николаевны, встретила инженера П. и полюбила его. Но счастье было недолгим: инженер П. оставил ее, как только узнал, что будет ребенок. Брак не был юридически оформлен, и вся ответственность легла на слабые женские плечи. Затем новое горе — мать Сережи тяжело заболела. Она и в настоящее время находится в психиатрической больнице. Сережа остался с бабушкой.
«Он очень неспокойный и нервный мальчик,— говорит мне Прасковьи Николаевна,— но ласковый и добрый. Недавно он сделал из фанеры дощечку и, написав на ней старательно и крупными буквами МАМА, повесил ее над своей кроватью. „Бабушка, — сказал он мне, — никогда не снимай ее, когда я смотрю на дощечку, мне всегда кажется, что мама со мной"». Можно ли сказать больше, чем сказал о своем состоянии мальчик этой фразой? Я до сих пор помню, как по дороге, согнувшись, шла Прасковья Николаевна, а рядом с ней Сережа, у которого из-за аморального поведения отца не было ни настоящего детства, ни семьи, ни здоровья.
Кроме витаминов, кроме борьбы с инфекциями, кроме советов, как одеть ребенка дома и на прогулке, чем часто интересуются взрослые, существует окружающая ребенка среда, где живем мы: мамы, папы, дедушки, бабушки, воспитатели и педагоги. Часто за фигурками детей, приводимых ко мне, я вижу силуэты взрослых, вольно или невольно уродующих детей. Конечно, это только одна из причин, которые могут вызвать детскую нервность, но именно она встречается, к сожалению, чаще всего.
О ребенке надо начинать думать еще задолго до его рождения, так как болезни матери или тяжелые ушибы, полученные ею во время беременности, алкоголизм родителей, психические переживания, последствия случайных связей, — все это может пагубно отразиться на ребенке.
На приеме у меня мать Миши Р. Ему сейчас 3 года. Она просит меня вылечить ее слабоумного сына с параличом рук и ног. Я понимаю, что она очень страдает, но узнаю, что, не желая иметь ребенка, она прыгнула с высокой лестницы на седьмом месяце беременности, вызвала преждевременные роды, но... ребенок не умер, а остался инвалидом на всю жизнь.
Такой же больной была и Лида Ч., мать которой так мне рассказывала о периоде беременности: «Я не хотела ребенка, травила его».
Ничего нельзя было сказать в оправдание и матери пятилетнего Бори, которая, когда ее муж был в отъезде, в результате случайной связи заразилась сифилисом и плохо лечилась, так как боялась огласки (лечилась у знахаря). В дальнейшем, когда вернулся муж, она родила слабоумного ребенка, у которого был обнаружен наследственный сифилис, сифилитический процесс при отсутствии правильного лечения влияет на развитие плода. Но вот ребенок родился, о нем нужно заботиться. Замечательный русский педагог А. С. Макаренко говорил: «Если вы родили ребенка, это значит на много лет вперед вы отдали ему все направление вашей мысли, все ваше внимание и всю вашу волю. Вы должны быть не только отцом и шефом ваших детей, вы должны быть еще и организатором вашей собственной жизни, ибо вне вашей деятельности как гражданина не может существовать и воспитатель».
Но так бывает не всегда. Скромно одетая женщина просит направить в санаторий ее восьмилетнего сына. «Его надо спасти от улицы,— говорит мне она.— Он последнее время почти не бывает дома, ворует деньги для кино, не посещает школу». Что же представляет собой «дом» этого мальчика? Отец с семьей не живет, комнаты их смежные. Мать не уточняет причин развода, но сообщает, что отец злоупотребляет алкоголем, в доме часто бывают ссоры. В комнате, где живет отец, обрезаны провода, так как он не хочет, чтобы пользовались светом, когда он уезжает в командировку. Нет и постельного белья на его кровати; в вечерние часы дети часто слышат жадное чавканье и плеск вина: это их отец, уединившись от всех, ужинает. Есть ли семья у этого мальчика? Виноват ли он в том, что уходит из дому? Я отсылаю его мать и вызываю Сашу. Мальчик неохотно входит в кабинет и садится, отвернувшись к окну. Плохо вымытыми руками он без конца оправляет грязную рубашку, в его глазах недетская опустошенность. Если бы у мальчика была другая семья, он никогда не оказался бы на «улице».