Малые дети и большая химия

А что это такое, могу рассказать.

Быть может, этот рассказ будет не совсем по теме нашего главного разговора, но он нужен, потому что нужно, просто необходимо любое предупреждение об опасности, грозящей грядущему поколению.

Не стоит, мне кажется, доказывать, какого развития достигла химия в нашем столетии. Она прочно вошла в современную жизнь. Но как часто завоевания и прогресс науки идут не на пользу, а во вред людям! В западных газетах постоянно ведутся разговоры о том, что будущая война, если она произойдет, будет не только атомной, но и химической.

Уже в раннем детском возрасте я слышал воспоминания отца, солдата русской армии, об использовании немцами отравляющих газов. В 1967 г. А. Варганов после беседы с отцом и анализа архивов опубликовал статью «Серое облако газа» в газете «Сельская новь». Вот что он писал: «Произошло это 31 мая 1915 г. на одном из самых трудных участков русско-германского фронта в районе Болимова. Ранним утром командир первого взвода одного из батальонов 217-го Ковровского пехотного полка Александр Федорович Таболин решил вскипятить чай. Набрав в котелок воды, он направился к брустверу окопа и разжег костер. Через некоторое время Таболин увидел, что у переднего края противника возникло облако серого дыма, которое быстро двигалось по ветру в сторону русских войск. Приняв облако за дымовую завесу, прикрывающую вражескую атаку, он приказал открыть беглый огонь. Волна серого дыма двигалась и вскоре окружила окопы. Многие солдаты закашлялись, послышались душераздирающие крики. Потом вдруг наступила жуткая тишина».



Это была первая газобаллонная атака германских войск против русской армии на полосе фронта 12 км. Этот участок обороняли дивизии: 55-я пехотная, в состав которой входили и 217-й Ковровский полк, и 14-я Сибирская стрелковая.

Впервые химическое оружие немцы применили против англо-французских войск 22 апреля 1915 г. Газобаллонная атака произвела опустошающее действие в рядах союзников. На фронте шириной 6 км из строя было выведено 15 тысяч солдат и офицеров, из которых пять тысяч человек погибло. Командование русских войск знало о последствиях химического нападения. Знало оно и о возможности применения нового типа оружия на русско-германском фронте. Об этом, в частности, говорили перебежчики. Но их показания царские генералы оставили без внимания. Германское командование воспользовалось этим, и в 3 часа 20 минут отдало приказ выпустить хлор из 12 тысяч баллонов. Одновременно по окопам русских был открыт пулеметный огонь. Беспечность генералов дорого обошлась русской армии. В результате отравления газом 55-я пехотная дивизия потеряла около 9 тысяч человек, 217-й Ковровский полк более 2160 солдат и младших командиров, или почти 62% личного состава. Взвод А. Ф. Таболина состоял из 50 человек, из них в живых осталось только пять. Командира взвода и четырех солдат спас костер, который частично рассеял проходившую над окопом волну хлора. В последующем «это чисто солдатское изобретение» стало одним из средств противохимической защиты.

Чистая случайность помогла отцу остаться в живых, его спас огонь костра. Речь шла в данном случае о применении хлора, который может быть использован на ограниченном участке. Американский империализм пошел в своей безудержной гонке вооружений дальше — созданы новые виды химического оружия, применение которого сопровождается отравлением не только воздуха, но и пищи и воды на больших площадях. И при этом в зону поражения попадает гражданское население и дети.

Может показаться, что мой экскурс в историю применения химических веществ против людей — существенное отклонение от темы. Но заговорил я об этом все-таки неспроста. Дело в том, что любое химическое вещество, даже в самых малых дозах, влияет на человеческий организм. Особенно на организм ребенка.

Бытовая химия прочно вошла в наш дом. Мы уже не можем представить себе нашу жизнь без стиральных порошков, моющих паст, шампуней, кремов. Все это — химия. Она витает в воздухе, когда мы добавляем стиральный порошок в кипящее белье... Когда ребенка одевают в синтетические ползунки — это тоже вряд ли проходит бесследно для его здоровья...

Но это не самое страшное, что может произойти при контакте ребенка с современной химией. Яркие тюбики, причудливой формы бутылки, в которых находятся различные по назначению химические составы, как магнит, притягивают детей. Отсюда — многочисленные отравления. А лекарства? Сколько их, таблеток — зеленых, красных, синих? И как часто они лежат без присмотра, как часто ребенок тянет их в рот, думая, что это конфетки, и опять — отравление, Скорая помощь, больница…
Ребенок доверчив. Если он видит бутылку с этикеткой «Лимонад», то спокойно выпьет ее содержимое. А в бутылке может оказаться фиксаж для печатания фотографий, уксусная эссенция...

Как много мы говорим, как мало мы делаем для того, чтобы опасные для жизни ребенка химические препараты были для него недоступны. Казалось бы, чего проще? Положить в шкаф, закрыть на ключ. И все-таки — забываем...

И еще об одном надо сказать. Успехи химии способствуют развитию биохимии, которая огромное влияние оказала на состояние педиатрии. Мы уже говорили о том, какое значение имело для педиатрии исследование в области наследственных заболеваний, сопровождающихся нарушениями со стороны ферментов. Но обмен веществ в организме нарушается не только при наследственной патологии, но и при любых приобретенных болезнях (воспалениях легких, сепсисе и др.), как остро протекающих, так и принимающих хроническое течение.

Возьмем для примера образование камней в почках, желчном пузыре.

Что они, на пустом месте образуются? Нет. Это — результат нарушения обмена: или в организм попадают в большом количестве вещества, из которых камни растут, или они формируются в результате нарушения обмена веществ. Надо знать и тот и другой варианты болезни.

Химия и биохимия все глубже проникают в педиатрию. Очень часто, казалось бы, абстрактные химические формулы красноречиво говорят о состоянии здоровья ребенка.