Критерии и классификации алкоголизма

  • Kлассификация канадского нарколога Е. Jellinek
  • Типы употребления алкогольных напитков или пьянства по М. Sherfey
  • Классификации алкоголизма И. В. Стрельчука
  • Классификации В. М. Банщикова и Ц. П. Короленко
  • Классификация Г. М. Энтина
  • Классификация алкоголизма А. А. Портнова и И. Н. Пятницкой
  • Противоречивость в толковании терминов алкоголизма, сложность и многосторонность этой проблемы затрудняют выработку единых четких критериев для разграничения пьянства и алкогольной болезни и заставляют отечественных и зарубежных исследователей продолжать поиски различных диагностических критериев алкоголизма и предлагать различные классификации этого заболевания. Еще труднее дифференцировать пьянство как неумеренное потребление алкогольных напитков от «умеренного» потребления алкоголя.
    Где кончается так называемое умеренное или традиционное употребление алкоголя и начинается злоупотребление им (пьянство), приводящее к пристрастию (алкоголизм) с последующей развернутой картиной хронического алкоголизма? Этот вопрос имеет не только важное медико-социальное, но и юридическое значение (принудительное лечение и т. д.). Иными словами, кого относить к категории злоупотребляющих алкоголем в широком смысле этого слова и на основании каких критериев? Существующие определения и классификации алкоголизма не дают исчерпывающего ответа на этот вопрос. «По вопросам классификации алкоголизма и алкогольных психозов до настоящего времени не достигнуто единство взглядов» [Лукомский И. И., 1974].
    Рассмотрим с медико-социальных позиций некоторые критерии и современные классификации алкоголизма, в которых сделана попытка определить границы злоупотребления алкоголем.
    Известный древнеримский философ Сенека в одном из своих трудов писал: «Посейдон утверждает, что слово „пьяный" употребляется в двух отношениях: в одном случае о человеке, накачавшемся вином и потерявшем контроль над собой, а в другом случае о человеке, который привык напиваться и стал рабом этой привычки. Вы, конечно, признаете, есть большая разница между человеком, который пьян, и пьяницей. Тот, который в настоящий момент пьян, может быть в этом состоянии впервые и может не иметь такой привычки, тогда как пьяница не часто бывает свободен от опьянения» [цит. по Стрельчуку И. В., 1971]. Уже в глубокой древности пытались проводить границу между случайным опьянением и пьянством как привычкой, как болезнью.
    Описание алкоголизма в классических руководствах [Корсаков С. С, 1913; Осипов В. П., Рыбаков Ф. Е., 1917; Kraepelin, 1927, и др.] начинается с развернутых форм болезни. При описании алкоголизма подчеркивают значение отдельных диагностических признаков, таких, как снижение толерантности, появление амнестических форм опьянения, наличие синдрома похмелья и пр. [Розенштейн Л. М., 1916; Гиляровский В. А., 1935; Жислин С. Г., 1935; Гуревич М. О., 1949; Стрельчук И. В., 1956; Молохов А. Н., Рахальский Ю. Е., 1959; Портнов А. А., Федотов Д. Д., 1965, и др.]. Так, С. Г, Жислин (1935) считает, что основным диагностическим критерием хронического алкоголизма является психопатологический и соматовегетативный симптомокомплекс похмелья, в котором «заведомо заключаются симптомы хронического алкоголизма».

    В других исследованиях в качестве основного диагностического критерия начала болезни избирается какой-либо один признак: непрерывность действия алкоголя [Родионов С. М., 1934]; определение процента калорий, поступающих с принимаемым алкоголем, по отношению к общей калорийности пищи [Marconi J., 1959, и др.]; частое употребление больших количеств алкоголя с нанесением вреда себе и окружающим [Mayer-Gross W., Slater Е., Roth М., 1954; Wilson G., 1974, и др]. Так, С. М. Родионов (1934) видит между алкоголизмом и пьянством лишь количественную разницу, относя к алкоголизму все случаи продолжительного пьянства. S. Ammar (1972) утверждает, что организм человека сравнительно хорошо переносит суточную дозу алкоголя 1 г/кг массы тела при условии ее приема с достаточным количеством пищи. При превышении этой дозы, по мнению автора, в организме задерживается разрушение алкоголя, возрастает содержание в крови промежуточных продуктов распада алкоголя (ацетальдегид и производные виноградной кислоты), что ведет к поражению печени, почек, миокарда, головного мозга и других органов и систем. По данным A. Plendl (1979), организм взрослого человека с массой 60—80 кг способен усвоить 146—195 г алкоголя в день. Ежедневное употребление в таких дозах алкоголя, по мнению автора, представляет критический предел опасности развития алкоголизма в зависимости от индивидуальных особенностей организма. G. Wilson (1974) считает, что у каждого страдающего алкоголизмом можно обнаружить три характерные черты: употребление алкоголя в больших количествах; соматические и эмоциональные расстройства или социальные проблемы, связанные с пьянством; потеря самоконтроля.
    Эти критерии, так же как и многие другие (характер опьянения, распределение приемов алкоголя по времени и т. д.), взятые в отрыве от особенностей личности, конкретных социальных условий и клинических данных, не представляют диагностической ценности для установления начала злоупотребления алкоголем.
    В ряде работ сообщается о признаках, которые отражают изменения черт личности алкоголиков [Bates R., 1963; Maxwell М., 1966] и появляются на более поздних этапах заболевания, а поэтому не имеют существенного значения для определения начала болезни.
    Определенный интерес представляют работы, специально посвященные изучению начальных стадий алкоголизма [Бориневич В. В., Пятницкая И. Н., 1959; Портнов А. А., Пятницкая И. Н., 1971, 1973; Шаламайко Ю. В., 1975; Пятницкая И. Н., Иванов В. И., 1980]. Чтобы вовремя распознать болезнь и оценить глубину патологии, по мнению А. А. Портнова и И. Н. Пятницкой (1971), «необходимо оперировать не одним, не двумя, а многими биологическими критериями... Очень важным является динамический принцип оценки отдельных признаков... Только наличие алкогольного наркоманического синдрома и его динамическая оценка позволяют нам отделить бытовую алкоголизацию, даже если в течение алкоголизма не развились еще соматоневрологические осложнения». При этом подчеркивается, что субъективная оценка отдельных симптомов в начале алкоголизма нередко приводит к ошибочным диагнозам астенического синдрома, психопатии и других заболеваний нервной системы.
    Комплексная оценка начальных признаков алкоголизма (синдромов измененной реактивности и психической зависимости), как отмечают И. Н. Пятницкая и В. И. Иванов (1980), повышает достоверность диагноза, однако не уточняет «границы между злоупотреблением и болезнью». Авторы считают, что начальная граница болезни выступит рельефнее, если будет введено понятие продрома алкоголизма. Признаками продрома, по мнению авторов, являются попытка самоконтроля за злоупотреблением алкоголя и дисхроноз (нарушение физиологических ритмов организма).
    Ряд исследователей указывают на необходимость более широкого использования социальных критериев для диагностики алкоголизма. Так, В. М. Пахомов (1960), В. М. Банщиков (1971), Г. М. Энтин (1972) и др. отмечают, что такой ранний признак становления алкоголизма, как ситуационно объяснимое учащение приема алкоголя, сопровождающееся нарушениями общественного порядка и трудовой дисциплины, как правило, выпадает из поля зрения врачей. Через медицинские вытрезвители проходят лица, явно злоупотребляющие спиртными напитками. Среди них имеются и больные алкоголизмом.