Ясновидение наяву и во сне

Другой информационный феномен парапсихологии — ясновидение. Встречаются люди, которые могут сообщать информацию о событии, происходящем где-то далеко и недоступном взору.

Типичный пример. В деревне живет старая женщина, слывущая ясновидящей. К ней приходит односельчанка: «Ой, бабка Маша, помоги! Пропала корова, кормилица моя. Третий день ищу. Выручи, помоги». Закрывает бабка Маша глаза. Погружается в раздумье. Тревожить ее в это время нельзя. Через несколько минут она открывает глаза и говорит: «Видела. Корова твоя — за рекой в лесочке, привязана к березе. Версты три отсюда». Женщина выбегает, бросается за речку и в указанном месте находит свою кормилицу.

Наблюдаются случаи ясновидения и во сне. Рассказывали, что когда в Сибири было наводнение, к вертолетчикам, спасавшим и отыскивающим пострадавших, прибежала 16-летняя девушка. Она умоляла полететь за телом ее матери, которое она видела во сне в четко определенном месте, на лесной полянке. Вертолетчики уважили просьбу девушки, полетели, но ничего не нашли. Девушка настояла на том, что полетит с ними сама и тело матери найдет. Полетели вновь — и действительно нашли.



Прорицатели и провидцы

С ясновидением перекликается следующий феномен — провидение, или проскопия, в просторечии — предсказание будущего. Обычно прорицатели одновременно бывают и ясновидящими. Тут разделение труда не особенно строгое.

Известна одна проскопистка, живущая в Болгарии. Она предсказала, что Картер не станет президентом на второй срок, а Индира Ганди (в то время смещенная с поста главы правительства) вернется к руководству советом министров, что сын Инди-ры Ганди попадет в авиакатастрофу и т. п.

Ясной теории, которая охватила бы суть, природу ясновидения и провидения, у парапсихологов нет. Привлекается вновь концепция биополя в сочетании с довольно фантастическими представлениями о наличии какого-то космического информационного центра, куда стекается информация о всех процессах и событиях окружающей действительности. С этим центром, согласно излагаемой точке зрения, через биополе общаются ясновидцы и провидцы.

Попытаемся рассмотреть приводимые факты. Сельская ясновидящая, надо полагать, выдает информацию по двум линиям. С одной стороны, она, конечно, собирает сведения обо всем, что происходит в округе. Это — ее хлеб. О корове, которая отбилась от стада и кем-то привязана к дереву за рекой, она знает уже два дня и ждет, когда к ней придут за советом. С другой стороны, я допускаю, что часть информации приходит в ее мозг, не привлекая внимания сознательной сферы. О той же корове она могла услышать краем уха в людном месте, скажем на базаре, и не осознать этого. Однако уж таково ее амплуа: она должна уметь мобилизовать подсознательную сферу. Закрыв глаза, она иногда просто разыгрывает транс, хотя уже заранее знает, что сказать. Иногда же, может быть, она действительно погружается в своеобразную релаксацию и ждет, какое впечатление первым выйдет из тумана хаоса ее внутреннего мира. Иногда всплывает именно то, что нужно. Короче говоря, в данном случае имеют место либо известные факты, либо постыдные обманы (когда делается лишь видимость транса, в данном случае ненужного).

Случай с девушкой и вертолетчиками может быть понят как в плане информации, которую девушка знала, но, потрясенная возможной смертью матери, увидела во сне словно новую, так и в плане информации, пришедшей в мозг со стороны — от каких-то людей, чьи слова до сознания не дошли, а след оставили.



Что касается провидцев, то часто их прорицания весьма логичны и основаны на той информации, какая имеется в прессе. Не нужно было быть знаменитой провидицей, чтобы предсказать политическую судьбу Картера и Индиры Ганди. А вот то, что Индира Ганди будет убита, проскопистка не сказала!

Предсказания провидцев оказывают, бесспорно, немалое внушающее воздействие на верящих им людей. Здесь полная аналогия с тем, как на людей, верящих снам, воздействуют пророчества под сенью ночи. Получивший подобное предсказание человек подчас невольно идет навстречу обещанной беде.

Вообще надо отметить помимо сказанного один очень важный момент. Если ясновидящий или прорицатель ошибаются, об этом никто не говорит. Если информация оказывается верной, об этом трубят широко. Возникает подобный любопытный феномен оттого, что мы удивляемся и рассказываем другим то, что является относительно неожиданным, т. е. представляет собой именно информацию (в понимании теории информации). То, что бабка ошибется, само собой разумеется, об этом и говорить не стоит, тут новой информации нет. Если же бабка угадала, это настолько интересно, что об этом стоит поведать людям. К тому же при неудаче просто стыдно признаться, что прибегал к помощи подобного источника информации. Аналогичная ситуация возникает при лечении у врача и у знахаря. Мы трубим о неудачах врача и об удачах знахаря, а удачи врача и неудачи знахаря — вещи само собой разумеющиеся, о них мы молчим.

В явлениях ясновидения и проскопии нет фактов, которые можно было бы считать достоверными новыми феноменами, нуждающимися в новом объяснении.