Психогении

Психогении — группа психических заболеваний, причиной которых является психическая травма (тяжелое переживание). Психогении разделяют на неврозы (см.) и психогенные (реактивные) психозы. Реактивные психозы развиваются обычно при внезапных острых психических травмах. Они могут возникнуть у любого человека, но чаще наблюдаются у лиц с неустойчивой психикой, больных различными психическими заболеваниями, психопатов и физически ослабленных лиц.
Психогенная депрессия — наиболее частая форма реактивного психоза. Определяется подавленностью со слезливостью, нередко отчетливой тоской, тревогой и страхом, двигательной заторможенностью или, напротив, возбуждением; в сознании больных доминируют мысли, относящиеся к происшедшему несчастью. Эти же мысли постоянно высказываются больными, когда их расспрашивают. Обычны соматические расстройства, свойственные депрессиям вообще (см. Аффективные синдромы). Продолжительность психогенной депрессии от 1 до 3 месяцев, а у лиц старше 40 лет — до 4—6 мес. и даже более. В начальном периоде нередки попытки к самоубийству.
Реактивный бред (параноид) обычно проявляется в форм острого чувственного бреда, сопровождаемого тревогой и двигательным возбуждением (см. Бредовые синдромы). Чаще всего реактивный бред развивается в тюрьмах у подследственных в условиях одиночного заключения. Кроме бреда, в этих случаях нередко появляются слуховые галлюцинации обвиняющего, угрожающего или защищающего содержания. Психоз может продолжаться от нескольких недель до нескольких месяцев. Нередко реактивный бред возникает в условиях длительного пути с многочисленными пересадками и связанными с этим волнениями и бессонными ночами — так называемый железнодорожный параноид. Возникновению бреда в этих условиях способствует употребление алкоголя.
Аналогичные бредовые состояния возникают у тугоухих и слепых в непривычных для них условиях — ситуационные параноиды. Эти психозы обычно продолжаются часы, дни, изредка недели.
Истерические реактивные психозы проявляются в нескольких формах. Ганзеровский синдром определяется сумеречным изменением сознания, во время которого больные как бы нарочито дают неправильные ответы на самые простые вопросы, неспособны производить самые простые действия, не понимают назначения обыденных предметов. Поведение определяется то заторможенностью, то хаотическим возбуждением. Псевдодеменция (ложное слабоумие) — сопровождается характерным внешним видом — глуповатым выражением лица, широко раскрытыми глазами, нередко мелким дрожанием конечностей или всего тела. Больные смеются без причины, но чаще настроение бывает подавленное. Наряду с неверными ответами на самые простые вопросы больные могут давать правильные ответы на вопросы сложные. То же самое касается их возможности обращения с различными предметами. Пуэрилизм — определяется выраженной детскостью в поведении, мимике, речи. Больные считают себя детьми, играют в соответствующие игры, по-детски капризничают и плачут.
Психогенный ступор — больные обездвижены, отказываются от еды, неопрятны; характерны резкие   вегетативные   расстройства.
Перечисленные четыре формы истерических психозов часто являются лишь этапами одного заболевания. Так, ганзеровский синдром может смениться психогенным ступором или псевдодеменцией, ступор — псевдодеменцией и пуэрилизмом, и т. д. Истерические психозы могут быть кратковременными, но нередко, например в экспертных ситуациях (чаще всего судебной), продолжаются месяцами и даже годами.
При диагностировании психогенного (реактивного) психоза необходимо срочно поместить больного в больницу. Следует помнить, что эти больные легко и часто внезапно приходят в состояние двигательного возбуждения, сопровождаемого самоповреждениями или попытками самоубийства. Поэтому к этим больным нужно относиться очень внимательно и транспортировку их производить только в сопровождении медперсонала.

Психогении (от греч. psyche — душа и genesis — происхождение) — психические расстройства, вызванные и обусловленные психическими травмами, непереносимыми переживаниями.
Заболеваемость психогениями явно увеличивается в годы войны, безработицы и т. д. Психогении реже, чем иные формы психозов, дают повод для стационирования.

Этиология психогений определяется воздействием психической травмы. Травмирующие переживания разделяются на острые и хронические; в свою очередь острые — на шоковые, угнетающие и тревожащие. Решающее значение для возникновения психогении имеют с одной стороны характер и сила травмы, а с другой — неустойчивость или неполноценность психики. К психически ранимым, «реактивно-лабильным», по преимуществу могут быть отнесены лица инфантильные или обнаруживающие ту или иную частичную задержку психического развития, в том числе интеллектуального. Психика олигофренов и детей с их слабостью критики, внушаемостью и преобладанием аффективной жизни особенно подвержена переживаниям страха. Соматические заболевания и обусловленная ими астенизация также снижают резистентность личности к психической травматизации.
При неблагоприятных жизненных обстоятельствах и достаточно сильной или длительной травме каждый человек может заболеть более или менее выраженной психогении. С особой силой действуют специфические для данной личности травмирующие переживания, затрагивающие уязвимые, чувствительные стороны в складе личности. Безусловное травмирующее значение имеют факторы, вызвавшие переживания испуга и страха, серьезные житейские неудачи, особенно конфликты и болезни, в частности ятрогении, неожиданные известия о смерти близких, семейный разрыв.
Хроническая травма, например сознание своего уродства или унизительного положения и т. п., сказывается прежде всего на развитии характера (астенизация, истеризация, психастенизация). Медленно действующее, затяжное травмирование создает постоянное угнетение, устраняет всякое радостное возбуждение, снижает вегетативный тонус на длительное время.

Патогенез. Психическая травма создает срыв нормальной деятельности коры, перенапряжение в подкорке (прежде всего в ретикулярной восходящей формации) и коре с последующим преобладанием торможения. Сверхсильные и повторные раздражения на этой основе могут привести к возникновению застойного возбуждения.

Клиническая картина. По клиническим проявлениям психогении обычно разделяют на патологические реакции, неврозы и реактивные психозы (психогении в узком значении этого слова). Разграничения эти не абсолютны. Между этими группами психогений часты переходы, возможны сочетания.
Патологическая реакция — кратковременный непосредственный аффективный разряд, который количественно или качественно неадекватен вызвавшему его поводу. Волнующий раздражитель часто не является травмирующим в прямом смысле слова, поэтому при патологической реакции решающее значение имеет та или иная психическая неустойчивость. Наиболее часты астеническая, истерическая, психастеническая, эксплозивная и параноическая реакции (см. Бредовые синдромы, Исключительные состояния, Истерия, Психастения).
Неврозы (см.) возникают в результате, как правило, длительного травмирования психики, несоответствия психобиологических данных личности требованиям среды. У страдающего неврозом сохраняется сознание своей болезни.
Психогенные (реактивные) психозы отличаются глубиной функционального расстройства, которой нет при неврозах, и длительностью, не свойственной патологическим реакциям. Можно выделить следующие пять групп реактивных психозов, имеющих наряду с общностью возникновения и общность структуры: 1) аффективно-шоковые психозы, 2) психогенные депрессии, 3) психогенные параноиды, 4) истерические психозы и 5) индуцированное помешательство.
Аффективно-шоковые психозы — следствие острого эмоционального потрясения (резкого испуга), в частности при катастрофах и землетрясении, реже внезапного угнетающего известия. Эти психозы легче возникают у возбудимых и ослабленных людей, сопровождаются выраженным помрачением сознания. Моторное возбуждение с бессмысленным бегством иногда сменяется ступором, но ступор может возникнуть и первично. Реже весь шоковый психоз протекает в виде кратковременного возбуждения с автоматическими действиями, о которых затем у больного не сохраняется воспоминания. После испуга и резкого психического напряжения может наступить падение тонуса, частичный ступор в виде «паралича эмоций» — длительная (до месяца) апатия, когда угрожающая ситуация уже не вызывает никаких переживаний, кроме индифферентной регистрации окружающего.
Психогенная депрессия — наиболее частая разновидность реактивного психоза — естественное следствие, например утраты близкого человека, чаще всего наблюдается у матери, потерявшей ребенка. Симптоматика психогенной депрессии нередко заключается только в силе и длительности угнетенного состояния. Депрессия связана с кругом определенных представлений, ставших доминирующими. После острого периода с плачем и ажитацией больные вялы, испытывают разбитость, отсутствие энергии и каких-либо интересов, затруднение в мышлении, рассеянность; у них плохой сон и аппетит, утомляемость, много неприятных ощущений, головные боли. Больные склонны к мысли о самоубийстве, особенно в первый период, когда тоскливость и растерянность значительны. Психогенная депрессия в остром состоянии обычно длится 2—4 месяца. Разновидностью психогенной депрессии является ностальгия — тоска по родине.
Психогенный параноид, в отличие от психогенной депрессии, чаще развивается у мужчин. Психогенные параноиды отличаются большим синдромологическим разнообразием. Классическим примером острого психогенного параноида является так называемый железнодорожный параноид. Страх и бред преследования быстро развиваются у пассажира, обычно одиночки, после бессонницы, в условиях длительного пути и пересадок в незнакомой местности. Психоз продолжается всего несколько дней, протекает с растерянностью, доходящей до легкой спутанности, с выраженным страхом и отрывочными бредовыми интерпретациями. Следование по железной дороге — преимущественная, но не единственная ситуация, в которой развивается такого типа психогенный (реактивный) параноид. В качестве синонима железнодорожному иногда применяют и термин «ситуационный параноид». Аналогичные параноиды возникают у тугоухих и слепых, у которых уже при небольших житейских затруднениях могут возникнуть страх и интерпретативный бред преследования, чему содействуют также иллюзорные восприятия, в частности связанные с шумом в ушах.



Несколько чаще реактивный параноид возникает в тюрьмах у подследственных заключенных. Он более длителен и, как правило, сопровождается слуховыми галлюцинациями. Одиночное заключение обусловливает особую тревожную напряженность и может вызвать острый галлюциноз: больной слышит из-за стены голоса разных лиц, то враждебных к нему, то заступающихся за него. Переживание, иногда объективно незначительное, в определенной ситуации мобилизует готовность реагировать сверхценными идеями, т. е. обусловливает аффективно подчеркнутое доминирование ограниченного круга представлений над всей психической жизнью. Заболевают люди стеничные, целеустремленные, всегда уверенные в своей правоте, но с наивным мышлением, аффективно вязкие. Так формируются упорное сутяжничество, патологическое изобретательство, появляются ипохондрические идеи и идеи ревности, нередки необоснованные домогательские претензии, возникающие при каких-либо физических травмах, особенно с увечьем. При начинающемся атеросклерозе у таких лиц могут возникать обманы памяти, когда сверхценная идея легко становится бредовой, уже не сообразующейся ни с какими реальными обстоятельствами. Сутяжническое помешательство (бред кверулянта) — наиболее типичная разновидность подобных психогений. Для его образования необходима конфликтная, иногда незначительная ситуация, создающая бредовую идею о нанесении обиды, причиненной несправедливости, подкупности судей и т. п.
Истерические психозы возникают в конфликтной ситуации как своеобразный выход из нее. Сознание больного изменено в виде сужения и погружения в фантастические переживания, однако затем остается амнезия на период психоза. Психологической сущностью клинической картины являются самовнушение и «истерический театр>, переживание кошмарных снов наяву — перенесение в другую обстановку (желательную или некогда травмировавшую). Наблюдается также перевоплощение в ребенка или в другую личность. Иногда на короткое время как бы принимается облик какого-либо животного; больной пытается воспроизвести поведение этого животного.
Иногда, особенно в тюремной обстановке у подследственных, истерическое сумеречное состояние с перевоплощением проявляется в виде длящихся месяцами синдромов Ганзера и пуэрилизма.
Для первого характерны нарочито неправильные ответы на вопросы. Для второго —  детское игривое поведение. В менее тяжелой степени этот защитный психоз («бегство в болезнь») проявляется в виде псевдодеменции, когда больной с глуповатым выражением лица, тараща глаза, изображает слабоумие и беспамятство при нарочито неправильном поведении (например, не может сосчитать пальцы рук, надеть рубашку).
Индуцированное помешательство и психическая эпидемия занимают особое место среди психогений. Бред, как и обычные ошибки суждения, при определенных условиях может передаваться окружающим. Индуцируются обычно близкие родственники, у которых имеется тесный контакт с больным и эмоциональная к нему привязанность. Психов, как правило, проявляется бредом преследования или религиозным бредом (последний стал встречаться относительно редко). Условиями для возникновения психической индукции являются активность индуктора, аффективная насыщенность бредовой идеи и пассивность, недостаточная критичность индуцируемого.
Психическая эпидемия является массовым истерическим психозом, в основе которого находятся «заражение», подражание и суггестия. Наиболее характерны истерические судорожные эпидемии. По мере распространения образования и культуры в широких слоях населения психические
эпидемии все больше становятся достоянием истории.

Лечение. По возможности устраняют травмирующие психику моменты. Больные с психотической симптоматикой, как правило, подлежат стационированию, так как они часто бывают опасны для себя или окружающих. Уже сама перемена обстановки действует благоприятно: вскоре появляется частичное понимание болезненности своего поведения, что облегчает психотерапевтическое воздействие.

Профилактика состоит прежде всего в социальном переустройстве общества, приводящем к устранению классового угнетения и психологии индивидуализма. Большое значение имеют оздоровление семейных отношений, устранение зависимого положения женщины.