Тридцать три двери Бисетра

Страницы: 1 2

Еще трагичней складывались порядки в лечебницах для душевнобольных. Слово «бедлам» теперь обозначает вопиющий беспорядок. А ведь это название лондонской больницы, где душевнобольных приковывали к стене и за плату показывали посетителям.

Первые лечебницы для этих несчастных людей больше всего напоминали тюрьмы. И появились-то они только в XVIII веке.

А что было до этого? Психиатрия оказалась той областью медицины, откуда церковь и ее учение изгнали позднее всего. Отказавшись от достижений греческой и римской науки (Гиппократ и Гален считали безумие болезнью мозга и рекомендовали мягкое обхождение с такими пациентами), церковь выдвинула свою теорию происхождения психических болезней. Это было обширное учение о людях, одержимых бесами.

Человек средневековья считал бесов хотя и невидимыми, но вполне реальными участниками своей повседневной жизни. Несколько раз в день слышал он в церкви об их проделках; если был грамотным, читал о них в религиозной литературе, видел их хвостатые и рогатые изображения в настенной живописи храма. Люди боялись, как бы вездесущий бес не проскользнул в них вместе с едой и питьем, во время сна. Между прочим, обычай быстро-быстро крестить рот при зевке сохранился в быту верующих именно от той эпохи, когда даже испанский король спал под охраной двух монахов, оберегавших его от ночных покушений дьявола, а духовенство хвасталось числом бесов, будто бы изгнанных ими из одержимых людей.



Церковь выработала и применяла свои методы лечения душевнобольных. В тот период ее деятельности, когда эти средства ограничивались «святой» водой, «священными» мазями, паломничеством к «святым» местам и источникам, они существенно не влияли на ход болезни. К примеру, верующий издалека добирался до города Безансона, чтобы прикоснуться к носовому платку «самого» Христа, надеясь избавиться от мучительных припадков. Он не получал желаемого, зато пополнял казну храма и возвращался домой.

Но идея бесовской одержимости, существовавшая и в древнейших религиях, в учении христианской церкви получила свое дальнейшее развитие. Нужно наказывать этого представителя нечистой силы, вселившегося в человека, провозгласила церковь, и любыми средствами выгнать его оттуда.

Но как? Для начала пускали в ход заклинания, имеющие целью поразить врага в самое уязвимое место — гордость. Ведь, по религиозному представлению, именно гордость привела сатану и его многочисленное бесовское воинство к восстанию против бога и последовавшему за ним падению и низвержению в ад. Существовала специальная книга — «Сокровищница заклинаний», которая предлагала набор текстов из невероятной смеси непонятных изречений на древнееврейском и греческом языках, ругательств, угроз и проклятий, способных «обидеть», «оскорбить» нечистую силу.

Церковь считала разработанную процедуру заклинаний своим достижением. Епископ из города Бове утверждал, что с помощью этой церемонии он заставил пятерых бесов подписать соглашение о том, что они и их подчиненные оставят в покое больного, которого он лечил. В 1583 году члены церковного ордена иезуитов в Вене похвалялись тем, что им удалось изгнать из людей 12 652 беса!

В XVI веке душевнобольным пытались «помочь» бичом, а если заклинания и бич не помогали, для изгнания демонов применяли пытки. Вместо больниц строили «башни ведьм», «башни глупцов». Церковь разработала специальное руководство, в котором наставляла своих служителей искусству изгнания бесов из людей, ими одержимых.

Страх перед возможностью оказаться во власти дьявола и подвергнуться пыткам приводил к тому, что во многих монастырях и близких к ним деревнях душевные болезни превращались в настоящие эпидемии. Толпы мужчин и женщин устремлялись к гробницам с мощами святых. Представьте себе буйное шествие людей, которые кричат, стонут, воют на разные голоса, бьют себя плетками, проклинают дьявола и призывают на помощь богоматерь, статуэтки которой бесстрастно плывут среди невообразимого визга. Это был массовый психоз, своего рода гипноз, и нет ничего удивительною в том, что здоровый человек, дорогой присоединившийся к Толпе, подходил к гробнице святого уже больным.