Психика

Психика (от греч. psychikos — душевный) — особое свойство отражения действительности (т. е. формирование субъективного образа объективного мира), присущее высокоорганизованным видам живых существ.

Материальная основа психики — работа мозга, его высшая нервная деятельность (см.), определяющая своеобразие поведения высших животных и человека. Будучи сложной рефлекторной по своей структуре формой деятельности мозга, возникающей в процессе активного взаимодействия организма со средой, психика на высших этапах развития (у человека) формируется в процессе общественных условий жизни.

Психика возникает лишь на определенном этапе эволюции живой природы. На уровне растительной жизни взаимодействие организма со средой исчерпывается процессами обмена веществ и возникновением раздражимости к воздействиям, принимающим участие в этом обмене, и к условиям, причастным к данному обмену. На уровне животной жизни возникают новые формы взаимодействия организма и среды: организм начинает реагировать не только на агенты, непосредственно участвующие в обмене веществ, но и на агенты, которые, будучи сами по себе нейтральными, сигнализируют появление важных для жизни воздействий (пищи, вредящих условий и т. д.), приобретая тем самым «сигнальное значение».



Рефлекторные ответы на раздражения, поступающие из внешнего мира, всегда соответствуют потребностям организма или известной задаче, которая стоит перед ним. Если действия организма соответствуют поставленной задаче и задача реализуется, они прекращаются; если движения или действия не соответствуют этой задаче, в мозг поступают сигналы о таком несоответствии (сигналы «рассогласования») и активная деятельность организма продолжается, пока не будет достигнуто согласование реакции с исходной задачей. Путем таких «кольцевых» процессов осуществляется всякая рефлекторная деятельность, в том числе психическая, и поведение организмов становится аналогичным функционированию саморегулирующейся системы.

Основные формы психической деятельности, осуществляющие отражение внешней среды и регуляцию поведения, изменяются в процессе эволюции. На ранних этапах филогенеза организм, поддерживая равновесие с окружающей средой, реагирует лишь на отдельные свойства воздействующих на него агентов и еще не отражает тех комплексов свойств, которые характеризуют целые предметы внешнего мира; реакция на воздействующие раздражения еще носит непосредственный характер. Изменения поведения, необходимость которых диктуется меняющимися условиями среды, возникают очень медленно. Поэтому ориентировка в окружающей среде на этом этапе эволюции очень ограничена и пластичность поведения имеет зачаточные и несовершенные формы. Такими особенностями отличается поведение на этапе донервной жизни и на этапе наиболее элементарной (сетевидной) нервной системы.



Значительное усложнение в психике вносится с возникновением специализированных органов чувства, дистантных (слуховых, зрительных) рецепторов и прежде всего с формированием центральной — узловой (ганглионарной) — нервной системы. Появление таких воспринимающих приборов, как глаз, а также формирование таких сложных образований, как передний нервный ганглий, к которому стекаются возбуждения от многих рецепторов, дают возможность отражать не только отдельные свойства раздражителей, но целые их комплексы, обеспечивает восприятие образов предметов. Наличие в переднем ганглии сложного ассоциативного аппарата позволяет осуществлять сначала простые, потом более сложные формы анализа и синтеза воздействий внешней среды, а также выработку и сохранение сложных программ поведения. Такие программы поведения, выработанные в процессе эволюции видов и наследственно закрепленные, приобретают у высших беспозвоночных, особенно у насекомых, сложный характер и становятся основой врожденных, «инстинктивных», форм регуляции поведения (см. Инстинкт). Дальнейшее усложнение психики возникает с формированием нервных образований переднего мозга, который у позвоночных становится органом, осуществляющим центральную регуляцию поведения (см. Головной мозг). На ранних этапах развития позвоночных (рыбы, амфибии) передний мозг состоит из относительно простых образований (средний, межуточный и древний обонятельный мозг), которые позволяют осуществлять лишь относительно простые формы психической деятельности. Ведущая роль среди таких простых форм принадлежит врожденным видовым программам поведения.

На позднейших этапах развития с переходом к наземному существованию, требующему более тонкой ориентировки в меняющихся условиях среды и выработки индивидуально изменчивых форм поведения, над этими образованиями надстраивается кора головного мозга (см.), которая начинает занимать ведущее место в регуляции сложных форм психической деятельности. Кора головного мозга, мощно развивающаяся у млекопитающих, обеспечивает гораздо более широкие возможности для сложнейшего анализа и синтеза окружающей среды и замыкания новых временных связей; тем самым она позволяет вырабатывать и сохранять сложнейшие программы поведения. Более древние подкорковые образования оттесняются корой на задний план и у высших позвоночных регулируют лишь относительно простые виды инстинктивного, или аффективного, поведения. Животные, обладающие хорошо развитой корой головного мозга, получают возможность широкой ориентировки в условиях внешней среды. Наряду с врожденными программами видового («инстинктивного») поведения формируются сложнейшие программы индивидуального поведения. Эти программы легко меняются при изменении условий среды и закрепляются в прижизненно возникающих формах условнорефлекторной деятельности или навыков.

Существенно обогащается и ориентировочная деятельность животных. Она отделяется от остальных видов поведения (пищевых, оборонительных, половых) и становится самостоятельной формой психической деятельности, на основе которой у высших позвоночных возникает интеллектуальная деятельность, принимающая у человекообразных обезьян форму «наглядного, ручного мышления» (И. П. Павлов). Деятельность животного, регулируемая корой головного мозга и основанная на сложных формах анализа и синтеза, приобретает направленный, избирательный характер, позволяющий не только выполнять сложные программы, но и сличать результаты действия с исходными намерениями и корригировать допускаемые ошибки.