Почему долголетие — социальная проблема?

О том, что длительность жизни человека зависит от социальных факторов и долголетие является социальной проблемой, передовые ученые знали давно. Приводили такие данные, полученные еще в прошлом веке в Германии: люди обеспеченные живут в среднем 50 лет, беднота — 32 года. Отметим, что средняя продолжительность жизни населения царской России в 1913 году составляла также 32 года. Разумеется, и тогда отдельные люди доживали до глубокой старости, но на одного дожившего до 80 лет приходились десятки лиц, умерших от разных болезней в молодости, и в среднем получалось, что люди живут всего 32 года.

Социальными факторами определяется и разная продолжительность жизни мужчин и женщин. Общеизвестно, что дольше живут женщины. Мальчиков рождается чуть больше — как бы с запасом. В разных странах этот запас различен, в СССР на 100 девочек рождается в среднем 105 мальчиков. Однако лица мужского пола выбывают из строя быстрее, и к 80 годам, как говорил один гигиенист, на одного дедушку приходится уже 2,5 бабушки. Главную роль здесь, как считается, играют социальные факторы: большее распространение среди мужчин военного, промышленного и бытового травматизма. И конечно же курения и алкоголизма.



Есть, правда, некоторые высказывания о том, что мужскому полу меньшую продолжительность жизни определила сама природа. Так, на конгрессе геронтологов в 1972 году выступил английский ученый Гамильтон. Он исследовал свыше 200 видов млекопитающих животных и убедился, что у большинства из них мужские особи живут меньше. Более того, коты-кастраты, по его данным, живут дольше, чем нормальные лшвотные. Разумеется, здесь можно было бы возразить следующее. Среди 200 видов млекопитающих встречались, пусть в меньшинстве, и такие, где дольше живут мужские особи. Человек имел бы в принципе достаточно оснований попасть в эту группу. Ведь мужчины созревают позже (половое созревание они заканчивают позднее женщин), старятся тоже позднее женщин (климакс у мужчин наступает в более старшем возрасте), поэтому, казалось бы, и жить мужчины должны дольше. Что касается котов-кастратов, то жизнь их течет куда спокойнее, чем у нормальных котов, явно пользующихся меньшим вниманием хозяев, и к тому же переживающих ежегодно такие баталии на крышах, которые не могут не укорачивать им жизнь.

Более интересны соображения советского ученого Геодакяна. Он выдвинул мысль о том, что мужские организмы являются как бы разведчиками эволюции. Женские особи в большей мере отвечают за продолжение рода. Поэтому природа не может ими рисковать и наделяет их набором проверенных, отработанных свойств. В итоге женский организм обладает повышенной надежностью. Однако эволюция должна идти вперед, нужно пробовать новые свойства, которые могут обеспечить еще более эффективное приспособление к условиям существования. Да и условия меняются. Тем более важно создавать и проверять на практике новые свойства. Ими-то природа и награждает в основном мужские организмы, которые таким путем либо приносятся в жертву, если свойства покажут себя негодными, либо поведут вперед, если новые признаки окажутся полезными и удачными. Конечно, такие благоприятные характеристики бывают в меньшинстве, ведь природа слепо творит новые свойства, поставляя их как пищу для естественного отбора. В результате этого большинство мужских особей оказывается менее жизнеспособным, чем существа слабого пола, и уходит из жизни раньше. Меньшинство же демонстрирует повышенную надежность и жизненность. С этой точки зрения следовало бы ожидать, что все-таки чемпионами долгожительства должны быть мужчины. Жизнь подтверждает подобное предположение. Если в 80 лет женщин больше в 2,5 раза, то в 120 лет из 20 долгожителей к мужскому полу относятся 19. Такие данные являются веским подтверждением гипотезы Геодакяна.



Как бы то ни было, социальные факторы, по мнению подавляющего большинства исследователей, представляют собой главную причину, укорачивающую жизнь мужского населения. Если гипотеза Геодакяна верна, то социальные факторы ускоряют выбытие из строя той массы мужских особей, которым и без того не повезло с комплектом полученных от природы свойств. В среднем мужчины живут в разных странах на 7— 12 лет меньше, чем женщины.

Играет ли роль в долголетии наследственность? Конечно, она имеет большое значение. Встречаются семьи, где из поколения в поколение люди отличаются завидной продолжительностью жизни. Один итальянский ученый, путешествуя по стране, увидел на краю села старика, который сидел у порога домика и горько плакал. На вид ему было лет восемьдесят. Ученый спросил, почему он плачет, не обидели ли внуки? Старик ответил: «Нет, меня папа наказал!» Ученый заинтересовался, зашел в дом и увидел, что там шумит крепкий старик, которому, судя по возрасту сына, должно быть около 100 лет. Ученый спросил: «За что вы наказали сына?» Последовал ответ: «За ослушание и лень — отказался помочь дедушке». Оказалось, что в семье еще имеется 140-летний дедушка. Подобные примеры встречаются. Ясно, что наследственность здесь идет по двум линиям. Во-первых, это — наследственность генетическая, причем передается не столько сама по себе возможность долгой жизни, сколько прежде всего крепкое здоровье, отсутствие наследственной предрасположенности к тем или иным болезням. Человек с крепким здоровьем, естественно, и живет дольше. Во-вторых, имеет значение наследственность, не относящаяся к генам, к биологии. Ее можно назвать микросоциальной.

Из поколения в поколение передается здоровый образ жизни семьи — привычка к труду, нормальной умеренной пище, к здоровому семейному укладу. Добрые отношения между людьми, благоприятный психологический климат имеют огромное значение. Не случайно говорят: несчастье нервного ребенка состоит не в том, что он родился от нервных родителей, а в том, что ему приходится жить с ними. Имеются ведь случаи супружеского долголетия, когда генетические факторы различны, люди в кровном родстве не состоят. Ясно, что имевшиеся у обоих супругов генетические предпосылки долголетия оказались претворенными в жизнь именно благодаря соответствующим условиям жизни семьи.

Именно понимание того, что необходимо взаимодействие внутренних и внешних факторов, наследственности и условий среды, позволяет ответить на вопрос, чем определяется долголетие некоторых народов, живущих в горной местности. Иногда высказывают предположение, что там существуют какие-то особые внешние условия, благоприятствующие долголетию. На данный вопрос однозначного ответа нет. Играют роль и генофонд, и условия жизни. Хороший генофонд жителей гор определяется отбором: слабый, болезненный человек не пошел бы в горы. Жить туда шли богатыри — люди особенно крепкого здоровья, огромной выносливости и стойкости. Общение с равниной не было тесным, богатырские семьи роднились между собой. Так и формировались в горах обособленные группы населения с благоприятной наследственностью. Реализации генетических возможностей долголетия помогали и условия жизни: физический труд на свежем воздухе, здоровая пища и пр. В настоящее время все более интенсивное общение горцев с жителями равнины, смешанные браки между ними приводят к отягощению генофонда горцев наследственной предрасположенностью к определенным видам патологии — и возможности долголетия снижаются.

Важно отметить, что в наши дни социальная среда властно вмешивается в жизнь семьи, и семейные закономерности — как генетические, так и микросоциальные — оттесняются на задний план. От них остается немного. Американские страховые компании перед второй мировой войной произвели чрезвычайно интересное статистическое исследование. Их интересовало, равные ли шансы дожить до 80 лет (и, стало быть, одинаковое ли право быть застрахованными до этого возраста на определенную сумму) имеют люди, родители которых умерли рано — До 60 лет, и те, чьи родители жили долго — свыше 75 лет. На огромном материале сопоставили обе группы. Оказалось, что при  разнице  в продолжительности  жизни  родителей свыше 15 лет разница между их детьми не превышала 2—3 года. Поэтому стали страховать, не принимая во внимание продолжительность жизни родителей.

  • Социальные меры борьбы