Начало понимания

В географическом атласе вы легко найдете город Тотьму Вологодской области, но попробуйте отыскать Кочково, где начинается и кончается эта глава. Начинается она 28 апреля 1852 года. Впрочем, нет, пожалуй, на несколько лет раньше, с того дня, когда священником Кочковского прихода стал Евгений Николаевич Введенский, отец знаменитого физиолога, по своим взглядам близкий к прогрессивным кругам разночинной интеллигенции.

Десятилетний Коля Введенский поступает в Вологодское духовное училище, затем в духовную семинарию также в Вологде. Невозможно не привести собственных слов Н. Е. Введенского: «Расстояние от села Кочково до Вологды, 75 верст, я и брат Вячеслав три раза в год ходили пешком. Легко идти в лаптях, особенно в зимнее время».

Затем Введенский — студент юридического факультета, однако позже добивается перевода на естественное отделение.

Это были годы гонения на Сеченова, Мечникова, годы, когда под влиянием идей Герцена и Чернышевского  возникло движение народничества, и Введенский становится его убежденным сторонником. В 1874 году во время летних студенческих каникул Введенский был арестован в деревне Ловать Жиздринского уезда Калужской губернии за революционную и антирелигиозную пропаганду, заподозрен в причастности к нашумевшему «делу ста девяноста трех», заключен в одиночную камеру, лишен свиданий и книг. Режим содержания заключенных был настолько жесток, что не всем им довелось дожить до суда. Введенский провел в жиздринской одиночке двадцать месяцев, затем его отправили в Питер. Больше трех лет длилось тюремное заключение Введенского. За недостатком улик он был оправдан, но оставался под гласным полицейским надзором вплоть до 1917 года. От этой опеки его избавила революция.



Осенью 1878 года Введенский восстанавливается в Петербургском университете. Теперь кафедрой физиологии заведует вернувшийся из Одессы Сеченов. Когда в 1879 году Введенский оканчивает курс, Иван Михайлович делает все для того, чтобы лучший из его учеников остался при университете. Однако проходит два года, прежде чем Введенскому удается стать сотрудником кафедры физиологии.

Первая работа Введенского «О дыхательной периодичности в иннервации движений травяной лягушки», выполненная по предложению И. М. Сеченова, была опубликована в 1879 году. Второе исследование Николая Евгеньевича было посвящено изучению рефлекторной возбудимости нервных центров под действием освещения кожи. Знал бы Мюллер, как обрушится его закон специфических энергий под натиском фактов, добытых этим поповичем, семинаристом, бунтарем! Этот русский мужик доказал, что освещение кожи, которое вообще не имеет права, не смеет ни на что влиять, кроме зрения (о чем написаны сотни печатных листов самим Иоганнесом Мюллером), простое освещение кожи ведет к длительному возбуждению нервных центров! Сам Сеченов представил эти две работы своего ученика к награде — премии в память Первого съезда русских естествоиспытателей и врачей.

С наступлением летних каникул Введенский отправляется за границу, разумеется, за свой счет: кто же станет субсидировать поднадзорного? За четыре такие поездки Введенский успел поработать в лабораториях Гейденгайна, Дюбуа-Реймона и в других передовых лабораториях Германии, Австрии, Швейцарии. В 1884 году он защищает магистерскую диссертацию «Телефонические исследования в мышечных и нервных аппаратах». Еще никто не пытался проследить за потенциалами нерва таким способом.

Страницы: 1 2 3 4