Сколько длится богатый событиями сон?

Как всякое естественное, физиологическое явление, сновидения имеют не только свои причины, но и свои особенности.

Одна из них, очень интересная, состоит в кратковременности, мимолетности сновидений. Французский ученый начала прошлого века заночевал в гостинице.  Над его кроватью  на толстой палке висел занавес, полог. Сон перенес его на двадцать лет назад, в эпоху Великой французской революции. Видит он себя знатным аристократом. Богачей арестовывают, казнят. Арестовывают и его. Он видит себя в тюрьме, на допросе. Выясняется связь его с казненным Людовиком XVI и королевой Марией-Антуанеттой. Приговаривают к смертной казни. И вот ранним утром, при свете факелов, везут его на казнь. Привозят на площадь, полную народа, где возвышается машина казни — гильотина.   Ее основной частью, как известно, был тяжелый нож, который, падая, рубил голову. Осужденного ведут на эшафот, зачитывают   приговор,   кладут  голову   на   плаху,   слышен   шум падающего ножа гильотины, еще мгновение — и... он проснулся, причем проснулся от удара по шее той самой перекладиной, которая висела у него над кроватью и случайно сорвалась. Разумеется, весь, казалось бы, длинный сон только тогда и начался, когда глубоко спавший человек получил удар, разбудивший его. За те несколько мгновений, в течение которых он приходил в себя, в мозгу и промчался сон. Сон мог состоять всего из нескольких кадров: картина революции, казни богачей, арест, тюрьма, допрос, приговор, везут на казнь, привезли, сама казнь. Всего 8—9 картинок, промелькнув за какие-то мгновения в мозгу, породили впечатление о длинном и страшном сновидении. Промежутки заполняются воображением. Значит, время в сновидениях — мнимое время, такое же, как в кино, как в мыслях. Катушка кинопленки за минуту поведает нам тысячелетнюю историю какого-нибудь народа; промежутки также легко заполнит воображение. Не удивляйтесь, что иногда, проснувшись, вы целый час рассказываете, сколько всего наснилось, а ведь запомнить вы могли лишь то, что приснилось в последние полминуты или минуту, остальное все равно не знаете. Теперь мы понимаем,   что   за   полминуты   может   присниться   столько, сколько и за час не расскажешь. Так «спрессованы» события в наших сновидениях.

Надо сказать, что иногда, по-видимому, сновидения могут протекать и в реальном масштабе времени. Мы ведем с кем-то во сне длинные разговоры, засыпаем, видим следующую «серию» того же сна, потом еще одну и т. д. Происходит это в том случае, если длительно действует одна и та же причина сновидения, причем мы каждую минуту на миг просыпаемся, а потому не успеваем потерять «нить». Бывает, однако, что повторные «серии» мы видим с интервалами в 1—2 часа и более. Тут о непрерывности сновидения думать не приходится: просто нас каждый раз будит все та же причина (шум идущего всю ночь дождя и пр.), которая и возобновляет прерванное в предыдущем периоде быстрого сна собеседование с другом или состязание в беге.