Топографическая анатомия

Топографическая анатомия есть прикладная наука, изучающая взаимное расположение органов в различных областях человеческого тела. Синтезируя анатомические знания, она дает четкое представление о взаимоотношениях органов и связях одних органов с другими, соседними и отдаленными, а следовательно, является тем фундаментом, который позволяет практически решать сложные задачи диагностики и лечения различных заболеваний.

Как самостоятельная дисциплина топографическая анатомия получила свое развитие значительно позднее нормальной, или описательной, анатомии, так как изучение деталей взаимоотношений органов требовало, естественно, более точных знаний их строения.

Первоначально топографическая анатомия именовалась хирургической. Появление сочинений по хирургической анатомии явилось ответом на запросы практических врачей и в первую очередь хирургов, нуждавшихся в таких анатомических сведениях, которые помогали бы им в их практической деятельности. Однако первые сочинения по хирургической анатомии, появившиеся в XVIII столетии, мало отличались от сочинений по описательной анатомии. Они не представляли собой чего-либо нового или оригинального, а являлись скорее собраниями различных анатомических сведений, снабженными примерами из практической медицины и хирургии. Лишь в конце XVIII и в начале XIX столетия начали появляться отдельные монографии, посвященные описанию топографо-анатомических взаимоотношений в различных областях человеческого тела.



В развитии анатомии в России выдающуюся роль сыграл ученый лекарь Мартын Ильич Шеин (1712—1762), которого по праву можно считать создателем русской анатомической и медицинской терминологии. Он составил первый в России атлас по анатомии, а в переводных сочинениях по медицине применил термины, укоренившиеся в нашей медицинской литературе. Ему принадлежат анатомические термины: кровеносные сосуды, грудобрюшная преграда, теменная кость, основная кость, околоушная железа, брыжейка, подвздошная кишка, ободочная кишка, мочеточник, семявыносящий проток и многие другие; ему же принадлежат и такие медицинские термины, как воспаление, омертвение, свищ, перелом, отек, рана, язва, грыжа.

В начале XIX столетия представителями русской анатомической школы были крупные ученые. В Москве анатомию преподавал Е. О. Мухин, составивший оригинальное руководство по этой дисциплине.

В Петербургской медико-хирургической академии в то время преподавал анатомию профессор Петр Андреевич Загорский, создавший первую русскую анатомическую школу. Он написал первое русское руководство по анатомии в двух книгах, которое выдержало пять изданий и служило основным пособием для многих поколений врачей.

Уже в первой трети прошлого столетия русская медицинская наука обогатилась серьезными исследованиями в области топографической анатомии. Это тем более знаменательно, что в России в те времена было особенно сильно влияние иностранцев, преимущественно немцев, возглавлявших, как правило, медицинские учреждения и часто, несмотря на свою бездарность, занимавших кафедры в русских университетах. Пользуясь покровительством царской власти, эти иностранцы всячески препятствовали развитию русской медицинской науки, проявлению высоких самобытных качеств русских ученых, не допускали их на кафедры и создали даже в Петербурге свое высшее медицинское учебное заведение (Медико-хирургический калинкинский институт), куда принимались только иностранцы, готовившие себя к врачебной деятельности в России.



В то же время хирургия на Западе была далека от подлинной науки, как это убедительно показал Н. И. Пирогов в предисловии к своему труду «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций». Он писал: «Кто, например, из моих соотечественников поверит мне, если я расскажу, что в такой просвещенной стране, как Германия, можно встретить знаменитых профессоров, которые с кафедры говорят о бесполезности анатомических знаний для хирурга?»

Передовым представителям русской медицины приходилось вести жестокую борьбу с консервативными направлениями в медицинской науке, но русские врачи сумели выбиться на широкую дорогу научного творчества. В 1828 г. появился труд выдающегося русского хирурга и анатома Ильи Васильевича Буяльского (1789—1866), получившего серьезную анатомическую подготовку у П. А. Загорского. Труд этот, написанный одновременно на русском и латинском языке, назывался «Анатомико-хирургические таблицы, объясняющие производство операций перевязывания больших артерий, рисованные с натуры и выгравированные на меди, с кратким анатомическим описанием оных и объяснением производства операций». Эти таблицы имели большой успех не только в России, но и за границей. Позднее, в 1852 г, вышел в свет второй труд И. В. Буяльского («Анатомико-хирургические таблицы, объясняющие производство операций вырезывания и разбивания мочевых камней»); Буяльский пользовался известностью как специалист по хирургическому удалению камней мочевого пузыря.

Важнейшей заслугой И. В Буяльского является то, что его произведения и практическая деятельность подчеркнули огромное значение нового — анатомического — направления в хирургии, того направления, которое так блестяще было развито Н И. Пироговым и составляет характерную особенность русской хирургической науки.


* * *

В руководстве для изучения каждого образования указывается наиболее характерный топографо-анатомический ориентир.

Материал в пособии расположен так, что для пользования им не требуется изучать целый раздел или главу. Изучающий или хирург может выбрать то, что ему в данный момент требуется, и непосредственно использовать для практических целей.

В руководстве приведена Парижская анатомическая номенклатура (PNA). Но, учитывая широкое распространение терминов Базелъской номенклатуры (BNA), мы приводим и их в случаях расхождения с терминами Парижской номенклатуры. Кроме того, в тексте приведены названия, не включенные в официальную анатомическую номенклатуру, но принятые в топографической анатомии. Это касается, например, названий некоторых областей человеческого тела. Мы сочли необходимым включить также эпонимы, поскольку они глубоко внедрились в хирургическую практику.

При изложении строения фасций шеи авторы придерживаются наиболее рациональной и распространенной в СССР схемы В. Н. Шевкуненко. В связи с этим названия шейных фасций также отличаются от таковых по Парижской номенклатуре.

Большая часть рисунков настоящего издания заимствована с некоторыми изменениями из классических руководств по топографической и нормальной анатомии.