Нормы сна — наполеоновские и медицинские

Сон в какой-то мере еще важнее для организма, чем пища. Склонный к иронии читатель насмешливо улыбнется и спросит: «На каких весах можно взвесить и определить, что важнее?» Однако он будет иронизировать зря. Весы есть. Такими весами может быть просто число дней, которые человек может прожить без еды и без сна. Скептик не успокоится и спросит, кто из ученых с надлежащей аккуратностью проводил такие сопоставления. Ответ прост: их проводила жизнь, самый изобретательный и жестокий экспериментатор. Опыт жизни без еды — это опыт кораблекрушений. Два месяца, 60 дней, носится человек по океану на обломке потерпевшего крушение судна. Встретился спасительный корабль, подняли бедного путешественника на борт — он жив и имеет все шансы вернуться в строй. Опыт жизни без сна — это китайская казнь. В древнем Китае убивали лишением сна; предание говорит, что больше 10 дней никто прожить не мог. Скептик, естественно, встрепенется: «Да разве можно сравнивать такие несопоставимые вещи — вольный морской воздух с надеждой на спасение и затхлый смрад тюремной камеры с приближающейся неминуемой смертью?» Что же, есть и тюремные опыты с жизнью без еды. Достаточно вспомнить голодовки, объявленные в тюрьме Ольстера ирландскими борцами за гражданские права. Люди эти довели голодовку до конца; они жили 57—58 дней, т. е. тоже около двух месяцев. Значит, сон для человека важнее, чем пища. Еще несколько десятилетий назад опыты с применением меченых атомов показали, что питательные вещества, поступающие в организм с едой, усваиваются нервными клетками главным образом в состоянии сна. Видимо, не без основания возникла французская поговорка: «Quidormmange» (кто спит, тот обедает). Именно этими словами в романе А. Дюма-отца «Три мушкетера» д'Артаньян посылает спать своего слугу Планше, когда тот просит у него денег на обед. Хозяин, сидевший без сантима, отвечает: «Иди спать. Кто спит, тот обедает».



Если сон так важен, то каковы же нормы длительности сна? Наполеон, спавший 4 часа в сутки, устанавливал полушутя такие нормы: солдату — 5 часов, ученому — 6, женщине — 7, дураку — 8. Современная медицина ревизует наполеоновские нормы сна. При этом существуют две точки зрения.

Врачи считают, что для всех взрослых людей, независимо от уровня развития их ума, средняя норма — 7—8 часов в сутки. Конечно, это средние данные, имеются большие отклонения в обе стороны. Есть, например, люди, которым надо спать 9 часов (тут сонное колесо обернется 6 раз). Наоборот, встречаются люди, которым достаточно гораздо меньшей продолжительности сна. Петр I спал 5 часов, а знаменитый американский изобретатель Эдисон — всего 2 часа в сутки (тут было, видимо, всего два цикла, а может быть, и один-единственный). Не потому ли Эдисон так много наизобретал за свою долгую жизнь, что его рабочий день длился 18—20 часов? Однако каковы бы ни были индивидуальные вариации, каждый человек должен знать свою личную норму сна и придерживаться ее. Иными словами, с точки зрения врачей, надо спать досыта, по желанию. Конечно, если хочется спать 15 часов в сутки, надо обращаться к врачу. В пределах же от 2 до 9 часов надо прислушиваться к пожеланиям своего организма и удовлетворять их.

Есть, однако, и иная точка зрения. Некоторые современные специалисты, углубленно изучающие проблему сна, полагают, что природа наградила нас чрезмерным желанием спать и можно без ущерба заставить себя сократить сон до 4—5 часов в сутки.

Думаю, однако, что пока еще было бы преждевременно брать эти идеи на вооружение и широко внедрять в практику. Если опыт целого поколения энтузиастов-добровольцев покажет, что люди, имевшие потребность спать 7—8 часов, перестроились на вдвое меньшую длительность сна и прожили при этом не меньше, чем их друзья, сохранившие прежние привычки, к тому же прожили здоровыми, я сдамся. В настоящее время подобного практического опыта нет, и я полагаю, что до его накопления надо придерживаться мнения старых классиков медицины и спать столько, сколько хочется. Конечно, природа кое в чем, например по линии такого инстинкта, как аппетит, нас явно перестраховала. В данном отношении это было совершенно необходимо. Зачем, однако, было бы природе вырабатывать у животных излишнюю потребность в сне? Биологического значения это иметь не могло, разве что чуть снижало бы потребность в пище. Практический совет, какой можно дать читателям, традиционен: выдерживать свою личную норму сна, доверяя пожеланиям организма. Будем считать, что ему виднее. Длительное недосыпание — проступок перед своим здоровьем, а ведь оно Дается нам только один раз! Итак, первое правило гигиены сна — спать достаточно.

Второе правило — ужинать часа за полтора-два до сна и не слишком обильно. Прекращать еду за 5—6 часов до сна и ложиться спать голодным тоже нерационально. Надо ложиться и не на голодный, и не на переполненный желудок. Тогда ни желание есть, ни бурная пищеварительная деятельность не будут мешать отдыху мозга.

Третье пожелание — прогулка перед сном на свежем воздухе. Она успокоит мозг, подготовит его к отдыху.

Четвертое, что можно рекомендовать, — это спать в хорошо проветренной комнате, чтобы мозг получал достаточно кислорода. Есть люди, которые круглый год спят при открытой форточке. Тут имеет место и закаливание организма.

Наконец, пятая рекомендация гигиены сна — четко соблюдать режим, всегда ложиться в одно и то же время. При наличии скользящего трехсменного графика работы в каждом из трех вариантов режима должен быть четко отработан и аккуратно выполняться график сна.