Природная очаговость

Природная очаговость — учение, предложенное и обоснованное академиком Е. Н. Павловским для некоторых инфекционных болезней человека (так называемых трансмиссивных болезней). Характерной чертой этой группы болезней является то, что они имеют природные резервуары возбудителей среди диких животных (преимущественно грызунов) и птиц, среди которых постоянно существуют эпизоотии. Распространение же болезни происходит при посредстве кровососущих членистоногих. Так, клещи, зараженные от больных животных, нападая на здоровых, передают им инфекцию. Таким образом, возбудитель заболевания циркулирует в природе по цепи: животное — переносчик — животное.
Характерной эпидемиологической особенностью болезней с природной очаговостью является строго выраженная сезонность заболеваний, что обусловлено биологией животных — хранителей инфекции в природе или переносчиков.
К числу природных очагов болезней человека, по теории Е. Н. Павловского, относятся такие заболевания, как чума (см.), туляремия (см.), клещевой и японский энцефалит (см.), бешенство (см.), орнитозы (см.), токсоплазмоз (см.), лептоспирозы (см.), кожный лейшманиоз (см.) зоонозного типа, клещевой возвратный тиф (см. Возвратный тиф), некоторые гельминтозы (см.), например описторхозы (см.), трихинеллез (см.) и др.
Очаги трансмиссивных заболеваний связаны с определенными географическими ландшафтами и занимают определенные территории. Так, кожный лейшманиоз зоонозного типа распространен во многих районах Туркмении, в Узбекистане и Таджикистане. Носителями возбудителя в очагах являются главным образом большие песчанки, а переносчиками — москиты (см.), обитающие в их норах. Заражаясь на песчанках, москиты могут затем передавать лейшмании людям. Основные очаги клещевого энцефалита расположены в виде ленты на большой территории СССР (от Дальнего Востока до западных границ СССР), главным образом в хвойных и пихтовых лесах. Основное значение в циркуляции вируса клещевого энцефалита приобретают рыжие лесные полевки и землеройки бурозубки, а переносчиками их являются иксодовые клещи. В составе природного очага могут быть возбудители нескольких болезней, а также разные виды восприимчивых к этим болезням животных.
Ландшафтная приуроченность исторически сложившихся биоценозов природной очаговости позволяет (на основании разработанных принципов типизации природных очагов болезней человека) делать прогнозы о возможном наличии на определенной местности той или иной инфекции. Все это создает возможность рекомендовать наиболее рациональные профилактические и оздоровительные мероприятия. Меры борьбы с природной очаговостью слагаются из комплекса мероприятий, которые можно подразделить на две группы.
К первой из них следует отнести способы предохранения людей, проживающих или временно работающих в очагах той или иной болезни. Это — вакцинация людей (при туляремии, кожном лейшманиозе, клещевом энцефалите и некоторых других) и защита их от насекомых и клещей — ношение специальной защитной одежды, применение репеллентов (см.), пологизация (см.).
Ко второй группе относят мероприятия по подавлению эпизоотии и очистке территорий от тех или иных природных очагов. Эта задача большая и трудная. Решение ее может осуществляться неодинаково в разных районах по отношению к различным заболеваниям. Необходимо проведение тщательного анализа зоны распространения данного заболевания, выявление носителей и переносчиков, изучение их биологии и т. д. Мероприятия борьбы могут складываться из хозяйственного освоения целинных и залежных земель, тайги на основе высокой агрокультуры лесопаркового хозяйства, борьбы с грызунами (см. Дератизация) и переносчиками (см. Дезинсекция). Каждое из этих мероприятий в свою очередь распадается на ряд приемов, зависящих от многих особенностей заболевания, носителей, переносчиков, хозяйственных планов и др.
См. также Переносчики.

Природная очаговость — особенность некоторых болезней, заключающаяся в том, что они имеют в природе эволюционно возникшие очаги, существование которых обеспечивается последовательным переходом возбудителя такой болезни от одного животного к другому, обычно при посредничестве кровососущих беспозвоночных (клещей и насекомых). Природная очаговость связана территориально с биотопами географических ландшафтов и обеспечивается исторически сложившимися биоценозами (см.).
Учение о природной очаговости болезней человека впервые изложено в 1938 г. Е. Н. Павловским.
Оно тесно связано с освоением новых земель. В природе существуют независимо от человека очаги болезней, свойственных диким позвоночным животным. Происхождение таких болезней относится к отдаленному прошлому, когда на Земле уже был богатый мир животных, но еще не было человека. Обычными компонентами природного очага являются: возбудитель болезни, кровососущие насекомые и клещи, их прокормители (хозяева) — дикие млекопитающие и птицы. Как среди кровососущих членистоногих, так и среди их прокормителей многие виды способны воспринимать, длительно хранить и рассеивать в природе возбудителя болезни. Членистоногие переносят возбудителя болезни от больного животного здоровому, а также могут вводить его в тело человека во время кровососания. К природноочаговым болезням относят клещевой энцефалит, японский энцефалит (см.), туляремию (см.), чуму (см.), лейшманиоза (см.), клещевой возвратный тиф (см), некоторые риккетсиозы (см.), лептоспирозы (см.), токсоплазмоз (см.) и др. Природная очаговость свойственна также гельминтозам (см.), некоторым заболеваниям диких растении, от которых заражаются культурные растения. Установлены важные закономерности болезней с природной очаговостью. Это, во-первых, значение не только ландшафта, но и рельефа местности в создании характера природных биоценозов, поддерживающих циркуляцию возбудителя той или иной болезни. Огромные равнинные пространства степного, пустынного, пустынно-степного или лугового ландшафта, особенно в низменностях, имеют более или менее однородные флору и фауну, свойственные каждому ландшафту в отдельности. Сходные жизненные условия определяют однородную фауну переносчиков болезней и их хозяев-прокормителей. Менее сложны в этих условиях и пути циркуляции возбудителя болезни.
В условиях изрезанного рельефа гор и предгорий встречается большее разнообразие жизненных условий, что обусловливает и более богатый видовой состав сочленов в природных биоценозах. В таких условиях возбудитель болезни совершает сложную циркуляцию между разными животными, что обеспечивает наиболее широкое его распространение. Так, при Ку-лихорадке, туляремии возбудителей распространяют несколько десятков видов членистоногих и не менее широкий круг их прокормителей — позвоночных животных.
Однако в естественных биоценозах истинными хранителями патогенных микроорганизмов — возбудителей многих болезней с природной очаговостью (клещевого энцефалита, клещевого возвратного тифа, туляремии, эндемических риккетсиозов, японского энцефалита и др.) — являются различные группы клещей (см.): при клещевом энцефалите и туляремии — иксодовые, при клещевом возвратном тифе — аргасовые и т. д. Многие виды клещей годами сохраняют возбудителей некоторых болезней и могут передавать их через яйца своему потомству. Лишь при немногих болезнях (лейшманиозы кожный и висцеральный, лептоспироз, токсоплазмоз) основную роль в сохранении возбудителя болезни играют млекопитающие животные.
Характер местности (наличие различных элементов ландшафта, изрезанности рельефа и др.) определяет область распространения болезней с природной очаговостью. Это особенно характерно для трансмиссивных болезней, тесно связанных с ареалом, т. е. областью естественного распространения кровососущих членистоногих — переносчиков возбудителей этих заболеваний.
В составе природного очага могут быть возбудители нескольких болезней, а также разные виды восприимчивых к этим болезням животных. Такие очаги называют полигостальными.



Ландшафтная приуроченность исторически сложившихся биоценозов природноочаговых болезней позволяет делать прогнозы о возможном наличии в неосвоенной человеком местности тех или иных инфекций. Так, луговым ландшафтам более свойственны природные очаги лептоспироза, японского энцефалита; степным — очаги риккетсиозов, лесным — очаги клещевого энцефалита, пустынным и полупустынным — очаги лейшманиозов, клещевого спирохетоза. Возможно наличие в различных ландшафтах природноочаговых биоценозов, включающих позвоночных животных и их эктопаразитов, способных длительно поддерживать устойчивую циркуляцию возбудителей нескольких болезней (туляремии и лептоспироза, Ку-лихорадки и клещевого энцефалита, клещевого спирохетоза и лейшманиозов). Обычно природные очаги смешанных инфекций свойственны местностям с изрезанным рельефом (предгорья и среднегорные районы, долины рек, стыки разных ландшафтов).
Разработаны принципы типизации природных очагов болезней человека (туляремии, чумы и других инфекций). При туляремии различают степные, полевые, пойменные, луго-полевые, предгорно-равнинные и другие очаги; при японском энцефалите — прибрежно-морские, пойменные с сенокосными угодьями и др. Типизация природных очагов инфекций имеет важное практическое значение. Применительно к типам очагов для ряда инфекций можно рекомендовать наиболее рациональные профилактические и оздоровительные мероприятия.
Много сделано по выявлению элементарных очагов инфекций, т. е. таких характерных участков микроландшафта, в которых возбудитель болезни сохраняется неопределенно долгое время. При ряде болезней элементарным очагом может оказаться одна нора или группа нор. Например, норы шакала и лисицы могут быть очагами висцерального лейшманиоза, клещевого возвратного тифа, кожного лейшманиоза, геморрагической лихорадки и др. Природными очагами ряда инфекций могут быть и гнезда птиц. Так, например, колонии береговой ласточки — очаги эндемических риккетсиозов (клещевого сыпного тифа Северной Азии и Ку-лихорадки), гнезда овсянок — очаги японского энцефалита.
Значение условий существования очагов каждой инфекции в отдельности нередко приводит к однородным мерам профилактики, одновременно предупреждающим распространение нескольких заболеваний с природной очаговостью. Это относится, например, к болезням, при которых основным хранителем возбудителей служат иксодовые клещи.
Характер профилактических мер зависит от продолжительности пребывания людей в неблагополучной местности. При временном контакте населения с природными очагами (экскурсия, охота, сенокос, сбор ягод, грибов и др.) назначают меры личной профилактики, сводящейся к защите от нападения кровососущих насекомых и клещей — употребление репеллентов (см.), защитной одежды, спальных пологов (см. Пологизация), к общегигиеническому режиму с использованием рекомендаций ближайшей медицинской организации. Длительное пребывание на неосвоенных территориях (геологоразведочная работа, строительство дорог, топографическая съемка местности, продолжительные туристические походы и др.) требует, помимо перечисленных мер личной профилактики, обязательной вакцинации против клещевого энцефалита, туляремии, лептоспироза, кожного лейшманиоза. На крупных новостройках (строительство шахт по разработке полезных ископаемых, строительство заводов, фабрик, совхозов, рабочих поселков и др.) в местностях с природными очагами тех или иных болезней требуется коренное оздоровление территории, тщательный выбор места для будущего рабочего поселка по согласованию с медицинскими учреждениями.
Оздоровительные мероприятия (уничтожение нор грызунов, гнездовий птиц и т. д.) зависят от местных условий.